Создать сайт
Понравился? Нажмите -
@ADVMAKER@
Группы страниц  Страницы
Из книги "Замечательные чудаки и оригиналы"
26 Марта 2012

Известный граф Аракчеев, о котором в свое время иначе не говорили, как шепотом, и пред домом которого на Литейном, проезжая мимо, всякий сдерживал дыхание и затаивал мысль, - отличался большими странностями. Аракчеев очень боялся отравы и за обедом каждое блюдо, прежде чем его начать, давал немного своей собачке Жучке и после того уже ел сам. Даже после стола, когда подавали кофе, то он сперва отливал немного собаке на блюдечко, а после того уже пил из своей чашки.

Аракчеев Алексей Андреевич (1769-1834)

Аракчеев безмерно любил быструю езду: в своё Грузино из Петербурга он ездил в восемь часов. Грузино от Петербурга отстояло на 121 с половиною версты. Выезжал он постоянно из столицы в 6 часов утра, а в 2 часа пополудни был уже у себя в Грузино: ему выставляли подставу на каждой станции. Таких верст между Петербургом и Грузино он сделал во всю свою жизнь около 90 тысяч. Был ещё и другой такой же любитель скорой езды - военный генерал-губернатор Восточной Сибири М. С. Корсаков; за такую страсть последний поплатился жизнью, нажив смертельную болезнь в почках. Несмотря на частые приезды в столицу из дальней Сибири, Корсаков во всю свою службу не проехал и четверти того расстояния, что сделал на лошадях Аракчеев.

В числе странностей Аракчеева была какая-то во всем азартная поспешность, а затем - ранжир. Он не только людей, но и природу подчинял своему деспотизму. Когда Грузинское имение поступило к нему, то равнять и стричь было главною его заботою: ни одно дерево в саду, по дороге и деревням не смело расти выше и гуще назначенного ему Аракчеевым; сад и все деревья в имении стриглись по мерке. Деревни все он вытянул в прямую линию, и если случалось по необходимости сделать поворот, то он шел или под прямым углом или правильным полукругом.

Все старое было истреблено с корнем - следов не осталось от прежних сел и деревень. Даже церкви, если они приходились не по плану, были снесены, а кладбища все заравнялись так, что не осталось и следов дорогих для родных могил. Немало было пролито и слез, когда солдаты ровняли кладбища: многих старух замертво стаскивали с могил, так они упорно отстаивали эту, по русскому поверью святыню. Берега реки Волхова, на которых располагалось имение, были покрыты лесом. Аракчеев приказал вычистить берега: лес рубился на свал и сжигался на месте. Все распоряжения были невозможно бестолковы. Так, канавы копались зимою, во время морозов, дороги насыпались в глухую осень под проливными дождями, деревни строились разом и с такою поспешностью, будто к смотру.

Помещичья жизнь Аракчеева отличалась неслыханной дисциплиной. У Аракчеева был написан свой талмуд для крестьян, в котором излагались мельчайшие правила на все случаи жизни крестьянина, даже, например, как и кому ходить в церковь, в какие колокола звонить, как ходить с крестным ходом и при других церковных церемониях. Несколько тысяч крестьян были превращены в военных поселян: старики названы инвалидами, взрослые - рядовыми, дети - кантонистами. Вся жизнь их была поставлена на военную ногу: они должны были ходить, сидеть и лежать по установленной форме. Например, на одном окошке №4 полагалась занавесь, задергиваемая на то время, когда дети женского пола будут одеваться. Обо всех мелочах в жизни каждого крестьянина Аракчеев знал подробно, в каждой деревне был шпион, да ещё не один, который являлся лично к самому Аракчееву каждое утро и подробно рапортовал о случившемся.

Чуть ли не первое шоссе в России от Чудова до Грузино было построено руками его крестьян. Строено оно было на остатки сумм, отпущенных на военные поселения. Обошлось оно в миллион рублей ассигнациями. Подряд взял голова грузинской вотчины или, вернее, сам Аракчеев, потому что барыши он брал себе, а задельная плата поступала в банк за бедных должников: богатые крестьяне ничего не получали за свою работу. Зачем? Они и без того были богаты. Чистого барыша от этой постройки Аракчеев взял 600 тысяч рублей, остальные 400 тысяч поступили в банк за долги. Аракчеев любил ссылаться на свою бедность и бескорыстие. Так, при вступлении на престол императора Николая I, Аракчеев недомогал; в это время при дворе с особенным участием стали заботиться о расстроенном его здоровье и настойчиво советовали ему ехать за границу для лечения. Аракчеев говорил, что у него нет на это денег. Тогда в уважение его стесненных обстоятельств ему было выдано высочайшее пособие в размере 50 тыс. рублей. Сконфуженный такой неожиданностью, Аракчеев пожертвовал эти деньги в Екатерининский институт, а чтобы вывернуться из затруднительного и неловкого положения, предложил чрез министра двора купить у него за 50 тыс. фарфоровый сервиз, подаренный ему императором Наполеоном I, мотивируя свое предложение тем, что сервиз с императорским гербом неприлично иметь в частных руках. Предложение Аракчеева было принято, сервиз куплен, и ему пришлось отправиться за границу. За границей Аракчеева принимали более чем равнодушно, почему он, желая напомнить о своем прежнем величии, напечатал в Берлине по-французски письма к нему императора Александра I. Этот поступок усилил справедливое к нему негодование императора и окончательно подорвал его поприще. Когда Аракчеев выезжал во Францию, таможня отобрала у него серебряные вещи, предлагая возвратить ему при обратном выезде его из Франции или изломать их и отдать ему металл. Он выбрал последнее, но когда таможенный служитель стал разбивать серебряный чайник, он пришел в бешенство, бросился на него и схватил за горло. Сопровождавшие Аракчеева с трудом освободили таможенного.

По возвращении своем из-за границы, Аракчеев, лишенный уже всех своих должностей, проводил время уединенно, развлекаясь только в обществе молодых экономок. Так влачил дни до своей кончины этот человек, замечательный только не по уму и способностям, как говорит Михайловский-Данилевский в своих записках, цитируя слова императора Александра I, а по усердию и трудолюбию, по холодности и жестокости, по отсутствию мысли в действиях, по привязанности к одной форме и внешности.

Комментарии: 0 Просмотры: 431 Группа: История
Идеальный верноподданный
11 Марта 2012

Алексей Андреевич Аракчеев (1769-1834)


Владимир ФЕДОРОВ

В каждую историческую эпоху Россия рождала великих мыслителей, идеологов, преобразователей, чьи идеи - вероятно, в силу их неосуществленности - до сих пор остаются для нас актуальными. И крайне редко появлялись на отечественной политической авансцене люди, которых по праву можно назвать идеальными исполнителями, способными воплотить в жизнь грандиозные предначертания. К таким, без сомнения, относится граф Алексей Аракчеев. И в годы могущества при Александре I, и после смерти Аракчеева ненавидели и "справа" и "слева". Высокомерные аристократы за то, что этот "жестокий змий" сосредоточил в своих руках огромную власть и третировал любое сановное лицо. "Верные сыны Отечества" - декабристы видели в нем виновника многих бед России. Однако еще современник Аракчеева, князь П. А. Вяземский, писал о нем: "Считаю, что должно исследовать и беспристрастно судить, а не то что прямо начать с четвертования его".

В начале славных дел

 Алексей Аракчеев родился 23 сентября 1769 года и был старшим ребенком в семье отставного гвардии поручика. Отец, по натуре добродушный и мягкий, передоверил воспитание детей, как и ведение хозяйства, умной, властной и энергичной жене, державшей всю семью "в строгости и послушании". Она привила сыну стремление к постоянному труду, строгому порядку, аккуратности и бережливости.

Отец сначала попытался сам научить своего первенца грамоте, но этот труд для него оказался "тягостен", и он возложил его на сельского дьячка, который за плату натурой (несколько мешков ржи и овса в год) посвящал мальчика "в тайны чтения, письма и четырех правил арифметики". Когда Алексею исполнилось 12 лет, Аракчеевы продали хлеб из своих амбаров и несколько коров, собрали сто рублей и отправились в Петербург. Прибыв в столицу, они сняли самую дешевую комнату на постоялом дворе и поспешили в Петербургский артиллерийский и инженерный кадетский корпус. Но здесь они столкнулись с волокитой канцелярских чиновников. Потянулись долгие месяцы хождений и ожиданий. Настало лето, а "резолюции" все не было. Взятые с собой деньги были потрачены. Отец с сыном, скитаясь по Петербургу, жили впроголодь. Они продали зимнюю одежду. Нужда заставила их даже просить милостыню, но они стойко выдержали все испытания. И вот в одно из посещений корпуса (это было 19 июля 1783 года) они увидели спускавшегося по лестнице нового его начальника генерала П. И. Мелиссино. "Отчаяние придало храбрости" Алексею Аракчееву. Рыдая, он обратился к Мелиссино: "Ваше превосходительство! Примите меня в кадеты, иначе нам придется умереть с голоду!" Тот спросил, кто они, когда подано прошение, вернулся к себе в кабинет и вынес записку для передачи в канцелярию о приеме Алексея Аракчеева в корпус. "Это был самый счастливый день", - вспоминал потом Аракчеев.

Артиллерийский и инженерный кадетский корпус был образован при императрице Елизавете Петровне и считался одним из лучших училищ, готовящих офицеров-артиллеристов и инженеров, но "система воспитания" в нем была вполне в духе времени. По свидетельству воспитанника этого корпуса В. Ф. Ратча, "розги почитались тогда такою же необходимою и обыкновенною вещью, как необходимы были хлеб при питании щами или масло при питании кашею; секли за все и про все, секли часто и больно". Алексей Аракчеев быстро освоился с обстановкой кадетского корпуса. Юноша был дисциплинирован, учился усердно, получил репутацию "отличного кадета как по наукам, так и по поведению". В "аттестации" о нем было сказано: "Особенно отличается успехами в военно-математических науках, а к наукам словесным не имеет особенной склонности". Уже через семь месяцев после поступления его переводят в "верхние классы". Пятнадцатилетнему сержанту вверили "слабых как по фронту (строевой подготовке. - В.Ф.), так и по наукам" товарищей. Всякое приказание Аракчеев выполнял строго и неукоснительно, "тычков не щадил", так что "самых неуклюжих и неповоротливых обращал в ловких, а лентяи и малоспособные вытверживали уроки". В 1787 году Аракчеев получил чин армейского поручика. Его оставили в корпусе сначала преподавателем арифметики и геометрии, а затем и артиллерии; одновременно ему поручили заведование корпусной библиотекой, которая считалась лучшей в учебных военных заведениях.

А вскоре произошло событие, послужившее толчком для блестящей карьеры Аракчеева. Наследник престола Павел Петрович обратился к генералу П. И. Мелиссино с просьбой подыскать ему "толкового" офицера-артиллериста для своего гатчинского войска. И тот, не испросив даже согласия Аракчеева, своим приказом назначил его на службу в Гатчину. Подобное назначение вряд ли могло порадовать кого-либо другого, ибо служба при "малом дворе" отличалась большой строгостью и не давала ни "денежных выгод", ни ближайших перспектив на получение чинов и наград. Однако Аракчеев не боялся строгостей службы, скорее, наоборот, именно на такой службе он чувствовал себя в своей стихии.

Офицер "потешного" войска

 Павел встретил Аракчеева сухо, приказав немедленно явиться к назначенной ему роте. Однако на первом же вахтпараде тот показал себя "как бы век служившим в Гатчине". Павел, присмотревшись к новому офицеру, заметил хорошее знание артиллерийского дела, аккуратность, педантичность и исполнительность. Очень скоро Аракчеев снискал себе полное расположение Павла. Цесаревич произвел его в "капитаны от артиллерии", что соответствовало "подполковнику по армии". Аракчееву было предоставлено также "лестное право" - "без всякого особенного приглашения находиться постоянно при обеденном его высочества столе".

В сравнительно короткое время Аракчеев привел гатчинскую артиллерию в образцовый порядок. Кроме заведования артиллерией ему было поручено устройство школы для юнкеров и прапорщиков, составление программы занятий, наблюдение за преподаванием, поведением и "благонравием" обучавшихся.

В 1794 году Аракчеев, сохраняя в своем ведении гатчинскую артиллерию и школу юнкеров, получил новое назначение - заведование хозяйственной частью гатчинских войск. Это была нелегкая обязанность, ибо Павел лично входил во все мелочи: следил за качеством сукна, шитьем мундиров, точным соблюдением всех деталей предписанной им формы. Аракчеев успешно справился и с этой обязанностью. В начале 1796 года Павел возложил на Аракчеева инспекцию гатчинской пехоты, а также обязанности коменданта Гатчины. В подчинении Аракчеева оказались трехтысячное гатчинское войско и сам город.

В июне 1796 года по представлению Павла Аракчееву был присвоен чин подполковника, а в конце года - полковника артиллерии. В минуту откровенности Павел Петрович как-то сказал Аракчееву: "Со временем я сделаю из тебя человека".

Это время наступило. 5 ноября 1796 года в Гатчину прискакал гонец из Петербурга с известием, что императрица Екатерина II находится при смерти.

В ближнем круге Павла Петровича

Наступило новое царствование. "Тотчас, - вспоминает Г. Р. Державин, - все приняло иной вид, зашумели шарфы, ботфорты, тесаки и, будто по завоеванию города, ворвались в покои везде военные люди с великим шумом". Свою мать Павел застал в агонии. На следующий день, не приходя в сознание, она скончалась, и в придворной церкви началась церемония присяги Павлу. Прибывшего из Гатчины Аракчеева новый император встретил словами: "Смотри, Алексей Андреевич, служи мне верно, как и прежде". Затем призвал старшего сына Александра и соединил их руки с напутствием: "Будьте друзьями и помогайте мне!" Аракчеев любил вспоминать, как в день прибытия в Петербург Александр отдал ему свою рубашку, чтобы тот сменил забрызганное грязью платье. Эту рубашку Аракчеев свято хранил до конца своих дней. Приказом Павла I от 7 ноября 1796 года Аракчеев был назначен петербургским комендантом, на следующий день произведен в генерал-майоры.

Вступление на престол Павла I сопровождалось щедрыми дарами. Аракчееву были пожалованы две тысячи душ крестьян, при этом ему самому предоставлялось право выбрать имение. Он предпочел село Грузино, поблизости от Петербурга. Во время коронации Павла I Аракчеев был "пожалован" орденом Александра Невского и баронским титулом. А вскоре был поставлен во главе свиты его императорского величества со званием генерал-квартирмейстера и назначен инспектором всей артиллерии. На него была возложена ответственная обязанность отдавать "предварительные распоряжения по армии" от имени императора. Павел считал, что при Екатерине II войско и "общество" основательно "распустились". Для установления "порядка" как нельзя лучше подходил Аракчеев. Он начал "с суровой строгостью" вводить дисциплину в войсках, пресекая малейшие отступления от предписанных правил. Ничто не могло укрыться от его редкой проницательности. Он регулярно посещал солдатские казармы, требовал соблюдения безукоризненной их чистоты и строго взыскивал за малейшее упущение. Взыскательность Аракчеева соединялась у него с действительной заботой об устройстве солдатского быта: сносном питании, хорошем обмундировании, чистых помещениях. "Чистые казармы - здоровые казармы", - любил говорить Аракчеев. Берег он и казенную копейку. Даже ярые недоброжелатели Аракчеева не могли обвинить его в казнокрадстве или взяточничестве, столь распространенных среди тогдашнего чиновничества.

В это время складываются тесные отношения Аракчеева с наследником престола. Аракчеев и Александр нуждались друг в друге: Аракчеев - ради расположения к себе будущего императора, а для Александра, как замечал историк Николай Михайлович Романов, "Аракчеев просто был необходим, чтобы заслонить себя от всевозможных порывов батюшки". Дело в том, что при вступлении на престол Павел возложил на великого князя ряд важных должностей - шефа Семеновского полка, инспектора гвардейской дивизии. Эти посты, требовавшие исполнения множества формальностей, очень тяготили Александра. И здесь неоценимую помощь оказывал ему Аракчеев: он брал на себя исполнение многих его обязанностей. Письма Александра к Аракчееву с конца 1796 года пестрят уверениями в "дружбе" и выражениями "сердечных чувств".

Служебная карьера при Павле I была переменчивой. Быстрые взлеты и так же внезапно следовавшие за ними опалы министров, губернаторов, генералов были явлением обычным. Дважды впадал в немилость и Аракчеев. 1 февраля 1798 года Павел уволил его "без прошения в отставку" в связи с тем, что один из штабных офицеров, оскорбленный резкостью Аракчеева, в знак протеста покончил с собой. Однако вскоре Павел возвращает его на службу, а 5 мая 1799 года награждает орденом Св. Иоанна Иерусалимского и в тот же день "жалует графом за отличное усердие и труды, на пользу отечества подъемлемые". Новый герб Аракчеева украсился собственноручной надписью императора "Без лести предан". Впоследствии этот девиз будет переделан недоброжелателями Аракчеева в изречение "Бес, лести предан", "обыгран" в сатирических стихах, эпиграммах и анекдотах. В действительности же он доказал на деле свою верность и преданность российским императорам, обойдя отнюдь не "лестью" по службе многих родовитых вельмож.

Через пять месяцев Аракчеева постигла новая опала.

В начале марта 1801 года Павел I прослышал о готовившемся против него заговоре и поделился своими опасениями с военным генерал-губернатором Петербурга П. А. Паленом, который как раз и являлся главой заговора. Заговорщики поняли, что медлить нельзя. В ночь с 11 на 12 марта 1801 года император был убит. Хорошо осведомленный мемуарист Н.И.Греч в своих "Записках" свидетельствует, что Павел незадолго до своей гибели вызвал в Петербург Аракчеева, намереваясь вновь определить его на службу, но граф Пален приказал накануне роковой ночи задержать Аракчеева на городской заставе. "Не случись этого, Павел сидел бы на престоле", - заверяет Греч.

Крепкий хозяйственник

 После второй опалы Аракчеев оставался не у дел около четырех лет. В своем имении Грузино им было создано образцовое предпринимательское хозяйство, ориентированное на рынок, чему в немалой степени способствовали близость Петербурга и удобный водный путь по Волхову. Крестьяне Аракчеева состояли преимущественно на оброке, который уплачивали за счет животноводства, а также работы по найму, уходя на заработки в Петербург. В имении был учрежден сельский Заемный банк, который выдавал крестьянам ссуды на покупку скота, постройку домов, оказывал помощь в стихийных бедствиях. Для обслуживания вотчины были построены мельницы, кирпичные заводы, лесопильни, различные мастерские. Имея значительный доход, Алексей Андреевич возвел в усадьбе великолепный собор, большой барский дом, отделанный с "роскошным комфортом". Вокруг был разбит обширный парк с прудами, беседками, каналами. По начертанному Аракчеевым плану перестраивались села и деревни его имения. Для крестьян строились каменные дома, селения были соединены хорошими шоссейными дорогами с Грузином и Петербургским трактом, вдоль дорог посажены деревья. В Грузине был устроен лазарет, которым заведовал выписанный из Петербурга доктор. Он должен был регулярно объезжать селения, либо оказывать больным помощь на месте, либо, в случае тяжелого заболевания, отправлять в лазарет. Аракчеев постоянно напоминал доктору, "чтобы крестьяне оставались способны к работе".

Аракчеев требовал строгого учета и точной отчетности. В "Кратких правилах для матерей-крестьянок Грузинской вотчины" содержались подробные наставления, как содержать детей. Матерей ежемесячно собирали к барину и читали им эти "правила". "Правилами о свадьбах" определялся порядок вступления в брак крестьян; велся "Журнал" с перечнем женихов и невест и всех данных о них. Была составлена подробная инструкция для школы, в которой обучали грамоте мальчиков. В "Уложении о наказаниях" крестьян подробно перечислялось, за какую вину какое наказание должно следовать. Однако владелец Грузина применял не только кнут, но и пряник: "лучшим", "усердным" крестьянам выдавались денежные награды, а отличившимся старостам селений Аракчеев в торжественной обстановке "жаловал" кафтаны и шубы.

Военный администратор

 23 апреля 1803 года Александр I отправил коротенькую записку Аракчееву в Грузино: "Алексей Андреевич! Имея нужду видеться с вами, прошу приехать в Петербург". Аракчеев вновь был принят на службу в той же должности инспектора всей артиллерии. Это стало началом нового возвышения.

Пятилетие на посту инспектора артиллерии (1803 - 1808) - время активной деятельности Аракчеева, а также упрочения его положения при Александре I. Следует признать, что вклад Аракчеева в переустройство русской армии и в создание первоклассной артиллерии был неоценим. Артиллерия всегда (и вполне заслуженно) находилась в привилегированном положении в русской армии. Здесь требовались хорошие математические способности, опыт и знание артиллерийского дела. Всем этим Аракчеев обладал. Добавим его твердую волю и незаурядные организаторские способности. Это и обеспечило успех в порученном ему важном деле. Аракчеев начал с реорганизации управления артиллерией, которая была выделена в самостоятельный род войск при строго централизованном командовании ею. Затем он занялся усовершенствованием комплектования и обучения личного состава артиллерийских частей. По его инициативе были введены строгие экзамены по "артиллерийским и математическим наукам" при производстве в офицеры, разработан новый "регламент" проведения полевых артиллерийских учений. Особое значение Аракчеев придавал материально-техническому обеспечению. В его рапортах и докладах императору говорится о принятых на вооружение новых орудиях, об изготовлении "по шведскому образцу" приборов для их наводки, об усовершенствованиях, введенных на оружейных заводах, об организации бесперебойного снабжения порохом, лошадьми, фуражом, провиантом, об обучении поступавших рекрутов артиллерийскому делу. Созданная Аракчеевым артиллерия прекрасно показала себя в сражениях 1805 - 1807 годов и в Отечественной войне 1812 года.

Труды инспектора артиллерии были высоко оценены Александром I. Вскоре по заключении Тильзитского мира с Францией Аракчеев был произведен в генералы от артиллерии. 14 декабря 1807 года последовал приказ императора: "Объявляемые генералом от артиллерии графом Аракчеевым высочайшие повеления считать нашими указаниями". 14 января 1808 года вместо уволенного в отставку "за болезнью" военного министра С. К. Вязмитинова во главе Военного министерства был поставлен Аракчеев, за которым сохранялся и прежний пост генерал-инспектора артиллерии. Аракчеев потребовал более широких полномочий, чем его предшественник. В полное его распоряжение были переданы военно-походная канцелярия императора и фельдъегерский корпус, ведавший отправлением императорских приказов и распоряжений. Он добился, чтобы главнокомандующие армиями принимали непосредственно его приказания. Тем самым управление военной сферой империи сосредоточились в руках Аракчеева. Управлять Военным министерством Аракчееву приходилось, по существу, в условиях военного времени. Россия в те годы вела войны с Ираном, Турцией, Швецией, с 1809 года находилась в состоянии войны с Австрией. Да и заключение тяжелого для России Тильзитского мира с наполеоновской Францией явилось лишь временной передышкой перед "грозой 12-го года". Аракчеев готовился к отражению нового, еще более грозного нашествия. Он хорошо понимал (и писал брату Петру), что "война предполагается самая жестокая, продолжительная и со всеми возможными строгостями".

Но наиболее значительной была роль Аракчеева в русско-шведской войне 1808 - 1809 годов. После первых успехов русских войск дальнейшее их продвижение к концу 1808 года приостановилось. Приближалась зима. И тогда в Военном министерстве был разработан план "ледового похода" на Стокгольм через Ботнический залив. Командиры корпусов возражали. В конце февраля 1809 года в действующую армию был послан Аракчеев, которому удалось побороть колебания генералов и настоять на "ледовом походе". По свидетельству военного историка А. И. Михайловского-Данилевского, Аракчеев "проявил энергию замечательную". В короткое время он подтянул к действующей армии свежие резервы, обеспечил войска всем необходимым, а в преодолении прочих трудностей полагался "на усердие и твердость русских войск". Этот переход и решил исход войны.

В июне 1812 года к русским войскам, стянутым к западной границе, прибыл Александр I вместе с Аракчеевым. "Июня 17-го, - записывал Аракчеев, - в городе Свейтанах призвал меня государь к себе, и с оного числа вся французская война шла через мои руки, все тайные донесения и собственноручные повеления государя императора". Аракчеев был единственным докладчиком у императора практически по всем вопросам: военным, дипломатическим, управлению и снабжению армии. Таковым он оставался и во время заграничных кампаний 1813 - 1814 годов. Вместе с русской армией он проделал весь путь от Вильны до Парижа.

Непосредственного участия в военных действиях Аракчеев никогда не принимал - это дало основание историкам говорить о его "трусости". Однако нельзя не учитывать, что, будучи выдающимся военным администратором, Аракчеев был посредственным стратегом. И прекрасно понимал это, потому и уклонялся от прямого участия в боевых операциях.

 Аракчеев не гнался за наградами и чинами. Когда после заключения мира со Швецией Александр I прислал Аракчееву "знаки ордена Андрея Первозванного" (высшего ордена Российской империи), а чтобы ему было "приятнее" их носить, послал свои собственные, Алексей Андреевич отказался принять орден, мотивируя тем, что он его не заслуживает, поскольку непосредственного участия в военных действиях не принимал.

31 марта 1814 года, на другой день после капитуляции Парижа, Александр I подписал указ о производстве Аракчеева и Барклая де Толли в фельдмаршалы. Но Аракчеев упросил императора отменить указ относительно своего производства, опять-таки мотивируя тем, что он сам не командовал войсками.

"Верный исполнитель плана сего"

По возвращении в Петербург Александру вновь потребовался Аракчеев. "Пора, кажется, нам за дело приняться, и я жду тебя с нетерпением", - писал он Аракчееву 6 августа 1814 года. А дел и поручений было много. Именно с этого момента наступает "звездный час" Аракчеева. Он становится вторым лицом в государстве, сосредоточив в своих руках все нити управления империей. С именем Аракчеева связывают создание "зловещего" учреждения - военных поселений. Однако сам Аракчеев первоначально высказывался против них, предлагая, напротив, сократить срок солдатской службы с 25 до 8 лет. Но как только вопрос о поселениях был окончательно решен Александром I, Аракчеев стал последовательным проводником в жизнь этого проекта. Впоследствии он рассказывал, что "военные поселения составляют собственную государеву мысль, это его дитя, в голове государевой родившееся, которое он любил и с которым не мог расстаться", а он, Аракчеев, "был только верный исполнитель плана сего по своему верноподданническому усердию". Первая попытка создания военных поселений была предпринята еще в 1810 году, но помешала война. К этой идее Александр I вернулся в 1816 году, поставив во главе всего дела Аракчеева. В качестве образца организации хозяйства в поселениях было взято аракчеевское имение Грузино. В течение 1816 - 1817 годов военные поселения были учреждены в Новгородской, Слободско-Украинской и Херсонской губерниях. На положение военных поселян были переведены 375 тысяч душ мужского пола казенных крестьян и казаков. К ним подселили в качестве "постояльцев", помогавших им в сельскохозяйственных работах, около 150 тысяч солдат регулярных войск. Введение военных поселений встретило отчаянное сопротивление жителей, ибо ломался их привычный бытовой уклад и устанавливался военный режим. Сопротивление было жестоко подавлено. Появившиеся в последние годы исследования внесли существенные коррективы в оценку этого учреждения. Оказалось, что уже при Аракчееве военнопоселенный режим был значительно смягчен: поселянам разрешили заниматься промыслами и торговлей, даже уходить на заработки. Были построены добротные каменные дома, заведены лазареты и школы. Аракчеев вводил разные хозяйственные новшества: многополье, улучшенные породы скота и сорта семян, применение удобрений, усовершенствованных орудий труда. Он пользовался советами агрономов. Аракчееву удалось создать безубыточное хозяйство в военных поселениях и не только возместить расходы казны на их учреждение, но составить капитал в размере 26 миллионов рублей. После Аракчеева военные поселения не только не были упразднены, но и получили дальнейшее развитие: к середине XIX века в них насчитывалось свыше 800 тысяч человек.

Граф Аракчеев не был реакционером или консерватором по убеждениям. Об этом может свидетельствовать такой факт. В 1818 году несколько сановников получили секретное поручение царя разработать проект отмены крепостного права. Один из таких проектов подготовил и Аракчеев. Он предусматривал постепенный выкуп помещичьих крестьян в казну: помещики получали за освобождаемых крестьян деньги, которые могли избавить их от долгов и наладить хозяйство на рациональной основе; крестьяне освобождались с землей - по две десятины на душу, на условиях аренды, хотя в перспективе они могли приобрести ее в собственность, выкупив у помещиков.

"Без лести предан"

 К 1820 году либеральные устремления Александра I после революционных потрясений в странах Западной Европы, а также возмущения гвардейского Семеновского полка (которое особенно угнетающе подействовало на императора) и серии доносов на тайное общество декабристов иссякли. Последовал запрет масонских лож и тайных обществ, усилились гонения на просвещение и печать, введена была тайная полиция.

Реакционный внутриполитический курс 1820 - 1825 годов обычно связывают с личностью Аракчеева и называют "аракчеевщиной". В действительности инициатором всех реакционных мер был Александр I, а Аракчеев - как всегда, исполнителем. Он предоставил Аракчееву самые широкие полномочия. С 1822 года Аракчеев становится единственным докладчиком императора по большинству министерств и ведомств. Любое важное лицо, нуждавшееся в аудиенции у императора, сперва должно было явиться к Аракчееву, а тот уже докладывал императору. В то время почти все назначения на высшие военные и государственные посты проходили через Аракчеева. Он не любил спесивую знать, особенно придворных, как "людей праздных и ленивых". "У меня камер-юнкерствовать не можно, - говаривал он, - я педант, я люблю, чтобы дела шли порядочно, скоро, а любовь своих подчиненных полагаю в том, дабы они делали свое дело". В пору своего могущества он любил говорить о нищете и невзгодах своей юности, подчеркивая, что он не знатным происхождением, не связями и протекциями, а благодаря упорному труду и беспредельной преданностью монархам сделал себе карьеру.

В роковой 1825 год на Аракчеева было возложено важное поручение Александра I - в связи с поступившими доносами на тайное общество декабристов возглавить дальнейший о нем розыск и арестовать его участников. Но тут случилось непредвиденное. 10 сентября дворовые Аракчеева зарезали его сожительницу. Гибель ее потрясла Аракчеева. Он впал в депрессию, отказался приехать к Александру в Таганрог, несмотря на настойчивые приглашения последнего, ограничившись лишь посылкой нескольких писем с изложением своего отчаянного положения.

Новым потрясением стало известие о смерти императора в Таганроге. Оно достигло Петербурга 27 ноября 1825 года. Аракчеев понял, что могуществу его пришел конец. 19 ноября Николай I направил Аракчееву рескрипт, в котором выражал надежду, что он будет служить ему, "как и покойному государю". Но одновременно Аракчееву неофициально было "внушено", что для него будет лучше добровольно попросить об отставке.

Потерявший былое влияние временщик становился уже не страшен окружавшей престол знати. О нем открыто злословили, рассказывая как о действительных, так и о мнимых фактах его жестокости. Аракчеев заболел нервным расстройством и 9 апреля 1826 года обратился к императору с прошением о заграничном отпуске "для лечения". Получив полную отставку, Аракчеев удалился в свое имение Грузино. О "грузинском отшельнике" скоро забыли. Если летом он мог найти интересующие его занятия, особенно любимое им цветоводство, то зимой... "и такого развлечения не представлялось". На весь его дом легла печать тоски и уныния.

В последние годы жизни Аракчеев стремился в Грузине создать обстановку, которая постоянно напоминала бы ему его "благодетеля" - Александра I. В полной неприкосновенности сохранялось убранство комнат, в которых останавливался император. Перед собором в Грузине он установил Александру I бронзовый памятник, на котором была сделана надпись: "Государю-благодетелю - по кончине его".

В марте 1834 года Аракчеев опасно занемог. Николай I отправил в Грузино своего лейб-медика. Но было поздно: 21 апреля 1834 года Алексей Андреевич Аракчеев скончался.

Комментарии: 0 Просмотры: 3467 Группа: История
Эпиграмма Пушкина на Аракчеева
07 Марта 2012

Всей России притеснитель,

Губернаторов мучитель

И Совета он учитель,

А царю он — друг и брат.

Полон злобы, полон мести,

Без ума, без чувств, без чести,

Кто ж он? Преданный без лести,

<Бляди> грошевой солдат.


Комментарии: 0 Просмотры: 895 Группа: История
Аракчеев Алексей Андреевич (1769-1834)
05 Февраля 2012
Аракчеев Алексей Андреевич (1769-1834) - российский государственный и военный деятель, граф (1799), генерал от артиллерии (1807). С 1808-10 военный министр, провел реорганизацию артиллерии; с 1810 председатель Департамента военных дел Государственного совета. В 1815-25 наиболее доверенное лицо императора Александра I, осуществлял его внутреннюю политику; организатор и главный начальник военных поселений. Аракчеев стал для России воплощением жестокости, тупости, палочной дисциплины. Даже внешность его внушала отвращение. Н.А. Саблуков вспоминал: «По наружности Аракчеев походил на большую обезьяну в мундире. Он был высок ростом, худощав, имел длинную тонкую шею. У него были большие мясистые уши, толстая безобразная голова, всегда наклоненная в сторону; цвет лица его был нечист, нос широкий и угловатый, рот большой, лоб нависший, выражение лица представляло странную смесь ума и злости». Аракчеевы - графы и дворяне. О происхождении этой фамилии, как видно из III ч. "Общего гербовника российских дворянских родов", известно, что Аракчеевы происхождения древнего и благородного и за службу российскому престолу "жалованы были от государей поместьями и на оные грамотами". В "Родословной книге" (изд. "Русской Старины") генеалогия Аракчеевых начинается словами: "Грамотой царей Иоанна и Петра Алексеевичей от 6 марта 1695 г. новгородец Иван Степанович Аракчеев "за службу предков и своего отца и за свою собственную службу во время войны с Польшей при царе Алексее Михайловиче" пожалован в вотчину пустошами в Бежецкой пятине, в погостах Никольском и Петровско-Тихвинском, в тогдашнем уезде Новгородском". Потомки Ивана Степановича служили в XVIII ст. в военной службе и один из них, Василий Степанович, участвовал в турецком походе под предводительством графа Миниха, был ранен под Очаковом и уволен от службы с награждением чином генерал-поручика. Родной племянник последнего, Андрей Андреевич" вышел в отставку поручиком, поселился в. Бежецком уезде, где ему досталась по наследству деревня с 20 душами крестьян, и умер в 1797 г. От брака с Елизаветой Андреевной Ветлицкой (родился 1750 г., 17 июля 1820 г.) у Андрея Андреевича осталось три сына: Алексей Андреевич, сначала барон, а потом граф Петр Андреевич - флигель-адъютант императора Александра I и Андрей Андреевич - генерал-майор и комендант в Киеве. Алексей Андреевич родился в сентябре 1769 года в деревне Гарусово Вышневолоцкого уезда Тверской губернии, в семье отставного гвардейского поручика. Отец его, Андрей Андреевич, человек мягкий и мечтательный, целиком переложил заботы о хозяйстве и воспитании четверых детей на плечи своей деятельной супруги Елизаветы Андреевны. Именно она привила старшему сыну Алексею трудолюбие, бережливость и любовь к порядку. Первоначальное образование его под руководством сельского дьячка состояло в изучении русской грамоты и арифметики. К последней науке мальчик чувствовал большую склонность и усердно занимался ею. Желая поместить своего сына в артиллерийский кадетский корпус, Андрей Андреевич повез его в С.Петербург. Много пришлось испытать бедному помещику. При записи в военное училище предстояло издержать до двухсот руб., а денег у Андрея Андреевича не было. И что же делает бедный помещик в таких трудных обстоятельствах? Андрей Андреевич с сыном, собиравшийся оставить столицу по неимению средств, отправился в первый воскресный день к с. петербургскому митрополиту Гавриилу, который раздавал бедным деньги, присылавшиеся Екатериной II на этот предмет, на долю помещика А. достались от митрополита три серебряных рубля. Получив еще некоторое пособие от г-жи Гурьевой, Андрей Андреевич, перед отъездом из С. Петербурга, решил попытать счастья: он явился к Петру Ивановичу Мелиссино, от которого зависела судьба сына его. Петр Иванович благосклонно отнесся к просьбе Андрея Андреевича и молодой Аракчеев был принят в корпус. Быстрые успехи в науках, особенно в математике, доставили ему вскоре (в 1787 г.) звание офицера. В свободное время Аракчеев давал уроки по артиллерии и фортификации сыновьям графа Николая Ивановича Салтыкова, которому он был рекомендован первым его благодетелем, тем же Петром Ивановичем Мелиссино. Преподавание сыновьям графа Салтыкова увеличило недостаточное жалованье Алексея Андреевича. Спустя некоторое время наследник престола Павел Петрович обратился к графу Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера. Императрица Екатерина старалась держать нелюбимого сына подальше от власти. Она выделила ему несколько десятков солдат - пусть себе играет в войну. Однако Павел создал настоящее войско со строгой дисциплиной. Он сразу же отметил знания и рвение молодого поручика. Аракчееву дозволили обедать за одним столом с наследником, а вскоре доверили командование гатчинским гарнизоном. Служил он не за страх, а за совесть - с утра до вечера обходил казармы и плац-парады, замечая любой непорядок. Павел не раз говорил ему: «Подожди немного, и я сделаю из тебя человека». Этот час настал в ноябре 1796 года, когда после смерти Екатерины наследник взошел на трон. Гр. Салтыков указал на Аракчеева и отрекомендовал его с самой лучшей стороны. Алексей Андреевич в полной мере оправдал рекомендацию точным исполнением возлагавшихся на него поручений, неутомимою деятельностью, знанием военной дисциплины, строгим подчинением себя установленному порядку. Все это вскоре расположило к Аракчееву великого князя. Алексей Андреевич был пожалован комендантом Гатчины и впоследствии начальником всех сухопутных войск наследника. Новое царствование сразу приобрело военно-казарменный характер. Павел стремился преобразовать Россию по образу и подобию своего гатчинского полка, и Аракчеев стал в этом первым помощником. Сразу после восшествия на трон император произвел его в генерал-майоры и сделал комендантом столицы. Вызвав к себе сына Александра, он соединил его руку с рукой Аракчеева и повелел: «Будьте друзьями и помогайте друг другу!» Новоиспеченному генералу было приказано восстановить дисциплину в армии - при Екатерине она пришла в плачевное состояние. Аракчеев принялся объезжать войска, беспощадно наказывая нерадивых солдат и офицеров. Известны случаи, когда он собственноручно вырывал у солдат запрещенные новым уставом усы, а одному в приступе бешенства даже откусил ухо. Но при этом он заботился о быте солдат - проверял, хорошо ли кормят, водят ли в баню, чисто ли в казармах. Строго наказывал офицеров, ворующих солдатские деньги. Его пытались умаслить подарками - он отсылал их обратно. По восшествии на престол, император Павел Петрович пожаловал весьма много наград, особенно - приближенным. Аракчеев не был забыт: так, будучи полковником, он был пожалован 7 ноября 1796 г. (год восшествия на престол императора Павла) санкт-петербургским комендантом; 8 числа произведен в генералмайоры; 9 - в майоры гвардии Преображенского полка; 12 - кавалером орд. св. Анны 1-й ст.; в следующем году (1797) 5 апреля, на 28 году от роду, ему пожаловано баронское достоинство и орден св. Александра Невского. Кроме того, государь, зная недостаточное состояние барона Аракчеева, пожаловал ему две тысячи крестьян с предоставлением выбора губернии. Аракчеев затруднялся в выборе имения. Наконец выбрал село Грузино Новгородской губернии, ставшее в последствии историческим селом. Выбор был утвержден государем. Многие стали искать покровительства грозного генерала. Среди них был сам цесаревич Александр, которого отец не раз распекал за нерадивость в воинской службе. Аракчеев упорно защищал своего подопечного, пока сам не попал под горячую руку Павла. В 1799 году Аракчееву пожаловали графский титул. На его гербе был начертан девиз «Без лести предан» Причина императорского гнева была серьезна. Один из старых офицеров, еще любимец Суворова, доведенный до отчаяния придирками нового начальника, покончил с собой. В феврале 1798 года Павел отправил Аракчеева в отставку. Однако уже через два месяца тот вернулся на службу, а в мае следующего года получил «за отличное усердие» графский титул. Его новый герб украсил знаменитый девиз «Без лести предан». Недоброжелатели тут же переделали его в «Бес, лести предан». Через полгода он снова попал в опалу - на этот раз из-за своего брата Андрея. Того грозили исключить из полка, где он служил, но Аракчеев устроил так, что приказ об исключении «потерялся». Павел рассвирепел и велел своему любимцу в 24 часа покинуть Петербург. На этот раз отставка продолжалась до нового царствования. Аракчеев удалился в недавно пожалованное ему имение Грузино в Новгородской губернии, но продолжал следить за событиями при дворе. Ходили слухи, что, узнав о заговоре против Павла I, он поспешил в столицу - предупредить императора, однако главарь заговорщиков граф Пален велел задержать его на въезде в город. Заняв после гибели отца престол, Александр не спешил вернуть своего воспитателя в Петербург. И даже говорил, что никогда не приблизит к себе «это чудовище». Два года опалы Аракчеев провел в Грузине, где с обычным рвением взялся за хозяйство. Крестьянские избы были снесены, вместо них вдоль идеально прямых улиц вытянулись в шеренгу каменные дома. В центре Грузина красовалась великолепная барская усадьба с обширным парком. Каждую субботу крепостных собирали на площади и зачитывали им новые инструкции барина - с указанием, сколько плетей причитается провинившимся. Однако Аракчеев действовал старинным методом кнута и пряника: лучшим работникам выдавал денежные награды, старостам образцово-показательных деревень жаловал одежду со своего плеча. Из Петербурга был выписан доктор, который бесплатно лечил крестьян. В школе их детей учили грамоте. Въедливый реформатор даже личную жизнь крепостных устраивал по собственному усмотрению: раз в год собирал молодых девок и парней и спрашивал, кто с кем хочет идти под венец. Правда, когда пары составлялись, Алексей Андреевич решительно перетасовывал их. «Долг заставляет забыть удовольствия», - говаривал он. Хотя о своих удовольствиях граф не забывал: покупал у разорившихся соседей красивых девок и определял к себе в горничные. А через пару месяцев выдавал надоевшую наложницу замуж, снабдив ее скромным приданым. Так было, пока в 1801 году в усадьбу не попала 19-летняя дочь кучера Настасья Минкина. Смуглая, черноглазая, порывистая, она напоминала цыганку, а Аракчееву всегда нравились южные женщины. Деревенские бабы считали ее ведьмой, приворожившей сурового барина. С Настасьей он быт нежен, осыпал подарками, брал с собой в путешествия. Она быстро стала ему не просто подругой, но и помощницей- фактически, управляла имением, о всех непорядках сообщая Аракчееву. По ее доносам немилосердно секли тех, кто пьянствовал, ленился, пропускал церковные службы или притворялся больным. Самых злостных сажали в «эдикуль», домашнюю тюрьму - сырой холодный подвал. Постепенно Настасья стала в усадьбе полновластной хозяйкой. Аракчеев с гордостью представлял возлюбленную гостям, даже самому государю императору. Настасья родила ему сына (злые языки утверждали, что купила у молодой крестьянки новорожденного младенца). Алексей Андреевич трогательно заботился о своем Мишеньке. Но толку из графского наследника не вышло: Михаил смолоду пристрастился к вину и картам. Настасья тоже любила выпить, и ее природная красота скоро поблекла. Один из гостивших в Грузине запомнил ее как «пьяную, толстую, рябую и злобную женщину». Мать Аракчеева все переживала: сын уже немолод и в немалых чинах, а все не женат. В 1806 году Аракчеев все же обвенчался с генеральской дочкой Натальей Хомутовой. Но через год они расстались: молодая жена не вынесла грубости мужа, да и с крепостной девкой делить его не желала. Аракчеев тяжело переживал гибель Павла I и даже установил ему в своем имении памятник. В 1801 г. на престол взошел император Александр Павлович, с которым гр. Алексей Андреевич хорошо сблизился по службе еще как с наследником престола. 14 мая 1803 г. гр. Аракчеев был принят на службу с назначением на прежнее место, т.е. инспектором всей артиллерии и командиром лейб-гвардии артиллерийского батальона. В 1805 г. находился при государе в Аустерлицком сражении; в 1807 г. произведен в генералы от артиллерии, а 13 января 1808 г. назначен военным министром; 17 того же января сделан генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии с подчинением ему комиссариатского и провиантского департаментов. В войне с Швецией гр. Аракчеев принимал деятельное участие, в феврале 1809 г. он отправился в Або. Там некоторые генералы, в виду приказания государя перенести театр войны на шведский берег, выставляли разные затруднения. Много препятствий пришлось претерпеть русским войскам, но гр. Аракчеев энергично действовал. Во время движения русских войск к Аландским островам, в Швеции последовала перемена в правлении: вместо Густава Адольфа, сверженного с престола, стал королем Швеции дядя его, герцог Зюдерманландский. Защита Аландских островов была вверена генералу Дебельну, который, узнав о стокгольмском перевороте, вступил в переговоры с командиром русского отряда Кноррингом о заключении перемирия, что и было сделано. Но гр. Аракчеев не одобрил поступка Кнорринга и, при свидании с генералом Дебельном, сказал последнему, что "он прислан от государя не перемирие делать, а мир". С «замечательной энергией» он организовал зимний переход по льду Ботнического залива: русские войска подошли к Стокгольму и вынудили противника сдаться. Последующие действия русских войск были блистательны: Барклай де-Толли совершил славный переход через Кваркен, а гр. Шувалов занял Торнео. 5 сентября был подписан русскими и шведскими уполномоченными Фридрихсгамский мир, по которому, как известно, отошли к России: Финляндия, часть Вестро-Ботнии до реки Торнео и Аландские острова. Нужно заметить, однако, что ни в одном сражении Алексей Андреевич не участвовал - заслышав стрельбу, он бледнел и старался уйти в укрытие. Во время его управления министерством изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны. Особенным вниманием гр. Аракчеева пользовалась артиллерия: он дал ей новую организацию, принял разные меры для возвышения уровня специального и общего образования офицеров, привел в порядок и улучшил материальную часть и т. д.; выгодные последствия этих улучшений не замедлили обнаружиться во время войн 1812-14 гг. В 1810 г. гр. Аракчеев оставил военное министерство и назначен председателем департамента военных дел во вновь учрежденном тогда государственном совете, с правом присутствовать в комитете министров и сенате. Во время Отечественной войны, главным предметом забот гр. Аракчеева было образование резервов и снабжение армии продовольствием, а после водворения мира, доверие императора к Аракчееву возросло до того, что на него было возложено исполнение высочайших предначертаний не только по вопросам военным, но и в делах гражданского управления. В это время особенно стала занимать Александра I мысль о военных поселениях в обширных размерах. Денег в казне не было, а большое войско надо было содержать. Вот император и решил: пусть солдаты сами обеспечивают себя продовольствием и фуражом. Позже всю вину за это предприятие возложили на графа Аракчеева, однако инициатива исходила именно от царя. Алексей Андреевич, как всегда, был лишь верным исполнителем. В 1816 году около 500 тысяч крестьян и солдат перевели на положение военных поселенцев. Это значило, что кроме обычного тяжелого крестьянского труда они должны были заниматься еще и изнурительными строевыми упражнениями. Это вызвало недовольство, поднимались восстания, которые власть жестоко подавляла. Поселения продолжали существовать, а многие из них даже процветали! Стараниями Аракчеева там, как и в Грузине, строились школы и больницы, прокладывались дороги, вводились хозяйственные новшества. Но неблагодарные современники видели лишь намерение жестокого временщика заставить всю Россию ходить строем и втихомолку честили его «змеем» и «людоедом». По некоторым сведениям, гр. Аракчеев сначала обнаруживал явное несочувствие этой мысли; но как бы то ни было, однако, в виду непреклонного желания государя, он повел дело круто, с беспощадной последовательностью, не стесняясь ропота народа, насильственно отрываемого от вековых, исторически сложившихся обычаев и привычного строя жизни. Целый ряд бунтов среди военных поселян был подавлен с неумолимою строгостью; внешняя сторона поселений доведена до образцового порядка; до государя доходили лишь самые преувеличенные слухи о их благосостоянии, и многие даже из высокопоставленных лиц, или не понимая дела, или из страха перед могущественным временщиком, превозносили новое учреждение непомерными похвалами. Влияние гр. Аракчеева на дела и могущество его продолжалось во все царствование императора Александра Павловича. Будучи влиятельнейшим вельможею, приближенным государя, гр. Аракчеев, имея орден Александра Невского, отказался от пожалованных ему других орденов: в 1807 г. от ордена св. Владимира и в 1808 - от орд. св. апостола Андрея Первозванного и только оставил себе на память рескрипт на орден Андрея Первозванного. Удостоившись пожалования портрета государя, украшенного бриллиантами, гр. Алексей Андреевич бриллианты возвратил, а самый портрет оставил. Говорят, что будто бы император Александр Павлович пожаловал мать гр. А. статс-дамою. Алексей Андреевич отказался от этой милости. Государь с неудовольствием сказал: "Ты ничего не хочешь от меня принять!" - "Я доволен благоволением Вашего Императорского Величества" - отвечал А., - "но умоляю не жаловать родительницу мою статс-дамою; она всю жизнь свою провела в деревне; если явится сюда, то обратит на себя насмешки придворных дам, а для уединенной жизни не имеет надобности в этом украшении". Пересказывая об этом событии приближенным, гр. Алексей Андреевич прибавил: "только однажды в жизни, и именно в сем случае, провинился я против родительницы, скрыв от ее, что государь жаловал ее. Она прогневалась бы на меня, узнав, что я лишил ее сего отличия" (Словарь достопам. людей русской земли, изд. 1847 г.). Аракчеев достиг вершины власти. Через его руки проходили все важные государственные документы, все назначения на чиновничьи посты. Влияние его на царя было огромным. Александр говорил о своем любимце: «Все, что делается дурного, он берет на себя, все хорошее приписывает мне». Осенью 1825 года император дал ему новое важное поручение - расследовать доносы на тайное общество и арестовать дворян-заговорщиков. О, это была подлинная стихия Аракчеева. И, как знать, случилось бы декабрьское восстание на Сенатской площади, если бы Алексея Андреевича не сразила пришедшая из Грузина весть. Устав терпеть издевательства Настасьи, графские слуги скинулись и за 500 рублей подговорили повара Василия Антонова убить ненавистную фаворитку. Утром 10 сентября Василий забрался в барский дом и перерезал ей горло кухонным ножом. Аракчеев был в отчаянии. День и ночь он носил при себе платок, пропитанный кровью убитой. Повара засекли до смерти, зачинщиков отправили на каторгу. А в вещах Настасьи Аракчеев обнаружил записочки, которые та писала молодым офицерам. Пока граф занимался расследованием, пришло известие о кончине императора в Таганроге, 19 ноября 1825 года. Лишившись двух самых близких людей, Аракчеев впал в оцепенение. Новый царь не раз вызывал его ко двору - Аракчеев не являлся. Такого Николай I стерпеть не мог и передал любимцу отца негласный приказ - просить отставки, не дожидаясь увольнения. Аракчеев так и сделал. Поначалу ездил в Карлсбад на воды, потом окончательно удалился в Грузино. Закат бывшего временщика был серым и тоскливым. Летом он еще руководил строительством и полевыми работами, зимой наваливалась скука. Гости к нему не приезжали, хотя от столицы было не так уж далеко - Петербург постарался как можно скорее забыть о «чудовище». К чтению Алексей Андреевич так и не пристрастился и целыми днями бродил по комнатам, решая в уме математические задачи. Кабинет, в котором однажды заночевал Александр I, Аракчеев превратил в «святилище»У себя в имении он создал настоящий культ Александра I. Комнату, где однажды переночевал император, украсил его мраморный бюст с надписью: «Кто осмелится тронуть сие, да будет проклят». Тут же хранились перо царя, его письма и рубаха, в которой Александр умер - в ней Аракчеев завещал похоронить себя. Аракчеев съездил за границу, был в Берлине и Париже, где заказал для себя столовые бронзовые часы с бюстом покойного императора Александра I, с музыкой, которая играет только один раз в сутки, около 11 часов по полудни, в то приблизительно время, когда Александр Павлович скончался, молитву "Со святыми упокой". В память об Александре I Аракчеев приказал сделать бронзовые часы, увенчанные бюстом императора. В фигуре воина в накинутом плаще угадывается сам Аракчеев. Били часы один раз в день - в час смерти Александра. Перед собором в Грузине поставили бронзовый памятник «государю-благодетелю», сохранившийся до советских времен. Прочие постройки ненадолго пережили своего создателя - крестьяне разорили парк с диковинными растениями, разобрали забор вдоль главной улицы, изловили и съели лебедей, плававших в усадебном пруду. В 1833 г. гр. А. внес в государственный заемный банк 50 т. руб. ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке девяносто три года неприкосновенною со всеми процентами: три четверти из этого капитала должны быть наградою тому, кто напишет к 1925 г. (на русском языке) историю (лучшую) царствования императора Александра I, остальная четверть этого капитала предназначена на издержки по изданию этого труда, а также на вторую премию, и двум переводчикам по равной части, которые переведут с русского на немецкий и на французский языки удостоенную первой премии историю Александра I. Премия вручена так и не была. Здоровье гр. Аракчеева между тем слабело, силы изменяли. Император Николай Павлович, узнав о его болезненном состоянии, прислал к нему в Грузино лейб-медика Вилье, но последний не мог ему уже помочь и 21 апреля 1834 года Аракчеев умер. Род Аракчеевых пресекся. Не оставив наследников, он завещал свое состояние Новгородскому кадетскому корпусу, который стал называться Аракчеевским. Через 20 лет корпус переименовали. О главном верноподданном империи больше ничто не напоминало. Аракчеев. Свидетельства современников. М., 2000 В. Томсинов. Аракчеев. М., 2003 К. Ячменихин. Алексей Андреевич Аракчеев // Вопросы истории, 1991, №№11-12 "Русская Старина", изд. 1870 - 1890 "Русский Архив" (1866 г. ј6 и 7, 1868 г. ј 2 и 6, 1872 г. ј 10, 1876 ј 4) "Древняя и Новая Россия" (1875 г. ј 1 - 6 и 10) Ратч, "Биография гр. Аракчеева" (Воен. Сборн., 1861) Булгарин, "Поездка в Грузино" (Спб., 1861) Глебова, "Слово об Аракчееве" (Воен. Сборн., 1861 г.) и др. Источник: http://istorya.ru/person/arak4eev.php
Комментарии: 0 Просмотры: 462 Группа: История
Аракчеевщина
09 Декабря 2011

Аракчеевщина - политика реакции, система мер полицейского деспотизма для сохранения феодализма; насаждение военных поселений и палочной дисциплины в армии, подавление общественного свободомыслия и недовольства, значительное увеличение бюрократического аппарата. Названа по имени любимца Александра I генерала графа Аракчеева А.А., фактически правившего страной в 1815-1825. После победы над Наполеоном Россия жила ожиданиями глубоких перемен в государстве. Деятельность ряда либеральных представителей правительства порождала иллюзии конституционализма, но реально в политике преобладали бюрократизация управления, военная сила для подавления инакомыслия. Проведение в жизнь этой политики было связано с именем Аракчеева А. А. Исторически период временщиков был позади, и, тем более, нелепо выглядела фигура Аракчеева А.А., значение которого в последний период правления Александра I было очень большим. Значение Аракчеева А.А. выражалось не в его постах и званиях. Он не был тщеславен, вёл скромный образ жизни, от всех царских пожалований отказывался, неизменно заявляя, что ему достаточно "благоволения" императора. Но за этим подчёркнутым аскетизмом и сухостью скрывалось колоссальное властолюбие. Очень часто у таких людей даже добрые действия вызывали в обществе опасения и страх. Аракчеев А.А. буквально завораживал Александра I беспрекословным выполнением его указаний. Угрюмый, необщительный, он требовал ото всех одного - строгого исполнения служебных обязанностей. Его суровость часто доходила до жестокости и была своего рода террором по отношению к подчинённым; поощрялось не просто чинопочитание, а пресмыкательство перед вышестоящими. Аракчеев А.А., подчёркивавший свою приверженность порядку, понимал его упрощённо, как буквальное и бескомпромиссное выполнение приказов начальства, или, как говорил он сам, "без умничанья". В армии это вылилось в бесконечные плац-парады, муштру, жестокое обращение с солдатами. Порядок в армии по-аракчеевски означал единообразие формы, аккуратно побеленные казармы, своевременные доклады, проверки и др.всевозможный контроль. Характерные черты аракчеевщины: планомерное и беспощадное проведение крепостнической реакции, насаждение шпионства, преследование вольномыслия, цензурные притеснения печати, мелочная формалистика, расправа с протестующими. Многократно подавлялись крестьянские выступления. Яркое проявление аракчеевщины - устройство военных поселений. Это особая форма комплектования и содержания армии, при которой солдаты соединяли военную службу и крестьянскую работу на земле. Стремясь увеличить численность армии и постепенно избавить страну от ненавистной рекрутской повинности, Александр I заинтересовался системой военных поселений, существовавшей в ряде европейских и азиатских стран. Некоторое подобие военных поселений были в России и в XVIII в. Изначальная идея была проста: военные поселения составляются из солдат и крестьян. В мирное время они занимаются военным обучением и хозяйством, обеспечивая себя необходимыми продуктами. После окончания срока службы солдаты получают здесь "кусок хлеба" и "крышу над головой". Треть русской армии была переведена на военные поселения. Жители местности, куда назначались военные поселения, тоже записывались в "военные поселяне" и служили для пополнения войск. Жизнь в них строго регламентировалась.

Всё это ломало сложившийся быт населения и армии и возбуждало недовольство. Благие фантазии правителей нередко приносили горькие плоды народу. Поэтому начались открытые солдатские выступления (самое крупное в Чугуеве в 1819). Многие высокопоставленные военные и гражданские лица империи были против такой затеи. Но Александр I был непреклонен. Против был и Аракчеев А.А., но, привыкший к беспрекословному выполнению распоряжений, он взялся за создание военных поселений. Используя методы жесточайшего принуждения, он воплотил проект императора в жизнь. Для сотен тысяч крестьян и солдат это стало трагедией; русское общество встретило военные поселения отрицательно. Столь же сильное сопротивление вызвали попытки Аракчеева А.А. и Александра I "сделать мирское просвещение христианским". В основу преподавания наук пытались положить Священное писание (особое сопротивление это вызвало в преподавании естественных и точных наук). Рассадники передовых идей - Московский университет, Царскосельский лицей, новые университеты подвергались гонениям. В 1816 во главе Министерства народного просвещения стал, по выражению Пушкина А.С., "холопская душа" и "просвещения губитель" князь Голицин А.Н. Передовые учёные отстранялись от преподавания, их лекции подвергались придирчивому контролю. Усиление цензурного гнёта нанесло немалый ущерб национальной культуре. 13 ЯН 1822 особым указом были запрещены в России все тайные общества. Действовала полиция Аракчеева А.А. и Министерства внутренних дел. Его фигура была настолько одиозной в общественном мнении, что Николай I, близкий к нему по взглядам, вскоре после воцарения уволил Аракчеева А.А. со службы. Однако аракчеевские порядки при Николае I продолжали процветать, и поэтому слово "аракчеевщина" прочно вошло в русский лексикон. Однако сам Аракчеев А.А., будучи личностью сложной и неоднозначной, отличался прагматизмом. В 1818 он по поручению Александра I составил один из проектов отмены крепостного права, а в своем имении Грузино открыл госпиталь и заёмный банк для крестьян (их повседневную жизнь Аракчеев А.А. строго регламентировал), в этом же (1818) году архитектор Ажи П.П. закончил работу над украшениями для "памятника воинам" в Аракчеевском Грузинском соборе. Две его библиотеки насчитывали 15 000 томов (главным образом иностранных авторов), в т.ч. более 100 книг, запрещённых цензурой. В то время, когда правительство Александра I стало на путь реакции, в русском обществе получили ход и преобладание иные вкусы. В русской общественной мысли формировалось "западничество", "славянофильство", декабризм.

Источник: http://www.emc.komi.com/02/01/144.htm

Комментарии: 0 Просмотры: 7308 Группа: История
Аракчеев Алексей Андреевич
27 Октября 2011

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Алексей Андреевич Аракчеев
Алексей Андреевич Аракчеев
Портрет Алексея Андреевича Аракчеева
работы[1] Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)
Алексей Андреевич Аракчеев
Флаг
2-й Военный министр Российской империи
Флаг
1808—1810
Предшественник: Вязмитинов, Сергей Кузьмич
Преемник: Барклай-де-Толли, Михаил Богданович
 
Рождение: 23 сентября (4 октября) 1769
Новгородская губерния
Смерть: 21 апреля (3 мая) 1834 (64 года)
село Грузино, Новгородская губерния
Отец: Аракчеевы
 
Военная служба
Принадлежность: Российская империя Российская империя
Звание: генерал от артиллерии
Сражения: Аустерлиц, Русско-шведская война 1808—1809
 
Награды:
Орден Святого Александра Невского
Орден Святого Иоанна Иерусалимского (Россия)
Орден Святой Анны I степени
Орден Красного орла
Орден Чёрного орла

портрет Александра I с бриллиантами «для ношения на шее»; австрийский Св. Стефана 1-й ст.
Отказался от орденов Владимира 1-й ст. (1807) и Андрея Первозванного (1809)

Алексе́й Андре́евич Аракче́ев (23 сентября (4 октября) 1769, имение отца в Новгородской губернии — 21 апреля (3 мая) 1834, с. Грузино Новгородской губернии) — русский государственный и военный деятель, граф (1799), генерал от артиллерии (1807). Происходил из дворянского рода Аракчеевых.

Содержание


Место рождения

Точное место рождения неизвестно, имеются различные предположения. В Большой советской энциклопедии в качестве места рождения указана Новгородская губерния без конкретизации. Энциклопедия «Отечественная история» (М., 1994) не приводит сведений о рождении. Сборник «Знаменитые россияне» (Лениздат, 1996) также не содержит точных сведений. Священник Н. Н. Постников (1913), основываясь на собранных в Бежецком крае преданиях, местом рождения графа называет село Курганы — родовое село матери графа. Один из ранних биографов графа С. Н. Шубинский (1908) называет местом рождения Аракчеева сельцо Гарусово Вышневолоцкого уезда Тверской губернии без приведения каких-либо доказательств. Краевед Д. Л. Подушков приводит аргументы в пользу того, что граф Аракчеев родился и провел свои детские годы в сельце Гарусово на берегу озера Удомля (сегодня Удомельский район Тверской области)[2]. Современный биограф Алексея Андреевича Аракчеева Владимир Алексеевич Томсинов полагает, что точного ответа на вопрос, где он родился «дать невозможно, потому что никаких документов о рождении Алексея не сохранилось. Его мать Елизавета Андреевна 23 сентября 1769 года — в день, когда он родился, — вполне могла находиться и в Гарусово, и в Курганах. А поскольку семья Аракчеевых проживала попеременно в обоих этих селениях, а зимою нередко обитала в своем бежецком доме, то и детство Алексея проходило и в Гарусово, и в Курганах, и в Бежецке» (Томсинов В. А. Аракчеев. М., 2003. С. 24-25).

Ранние годы

Первоначальное образование под руководством сельского дьячка состояло в изучении русской грамоты и арифметики. К последней науке мальчик чувствовал большую склонность и усердно занимался ею.

Желая поместить своего сына в артиллерийский кадетский корпус, Андрей Андреевич Аракчеев (1732—1797) повёз его в Санкт-Петербург. Много пришлось испытать бедному помещику. При записи в военное училище предстояло заплатить до двухсот рублей, а денег у Андрея Андреевича не было. Андрей Андреевич с сыном, собиравшийся оставить столицу, отправился в первый воскресный день к Санкт-Петербургскому митрополиту Гавриилу, который раздавал бедным деньги, присылавшиеся Екатериной II на этот предмет. На долю помещика Аракчеева достались от митрополита три серебряных рубля. Получив ещё некоторое пособие от госпожи Гурьевой, Андрей Андреевич перед отъездом из Санкт-Петербурга решил попытать счастья: он явился к Петру Ивановичу Мелиссино, от которого зависела судьба сына его. Пётр Иванович благосклонно отнёсся к просьбе Андрея Андреевича, и молодой Аракчеев был принят в корпус. Быстрые успехи в науках, особенно в математике, доставили ему вскоре (в 1787) звание офицера.

В свободное время давал уроки по артиллерии и фортификации сыновьям графа Николая Ивановича Салтыкова, которому он был рекомендован первым его благодетелем, тем же Петром Ивановичем Мелиссино.

Спустя некоторое время наследник престола Павел Петрович обратился к графу Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера. Граф Салтыков указал на Аракчеева и отрекомендовал его с самой лучшей стороны. Алексей Андреевич в полной мере оправдал рекомендацию точным исполнением возлагавшихся на него поручений, неутомимой деятельностью, знанием военной дисциплины, строгим подчинением себя установленному порядку. Всё это вскоре расположило к Аракчееву великого князя. Алексей Андреевич был пожалован комендантом Гатчины и впоследствии начальником всех сухопутных войск наследника.

Царствование Павла

По восшествии на престол император Павел Петрович пожаловал весьма много наград, особенно — приближённым. Аракчеев не был забыт: так, будучи полковником, он был пожалован 7 ноября 1796 года (год восшествия на престол императора Павла) петербургским комендантом; 8 ноября произведён в генерал-майоры; 9 ноября — в майоры гвардии Преображенского полка; 13 ноября — кавалером ордена Святой Анны 1-й степени; в следующем 1797 году 5 апреля, в 27 лет, ему было пожаловано баронское достоинство и орден Святого Александра Невского. Кроме того, государь, зная недостаточное состояние барона Аракчеева, пожаловал ему две тысячи крестьян с предоставлением выбора губернии. Аракчеев затруднялся в выборе имения. Наконец он выбрал село Грузино в Новгородской губернии, ставшее впоследствии историческим селом. Выбор был утверждён государем.

Но недолго пришлось Аракчееву пользоваться расположением императора. 18 марта 1798 года Алексей Андреевич был отставлен от службы — с чином, впрочем, генерал-лейтенанта. Не прошло нескольких месяцев, как Аракчеев был принят снова на службу. 22 декабря того же 1798 года ему велено было состоять генерал-квартирмейстером, а 4 января следующего года он был назначен командиром гвардии артиллерийского баталиона и инспектором всей артиллерии; 8 января пожалован командором ордена Святого Иоанна Иерусалимского; 5 мая — графом Российской империи за отличное усердие и труды на пользу службы. 1 октября того же года Аракчеев был отставлен от службы в другой раз. На этот раз отставка продолжалась до нового царствования.

Царствование Александра

В 1801 на престол взошёл император Александр Павлович, с которым Алексей Андреевич хорошо сблизился по службе ещё как с наследником престола.

14 мая 1803 Аракчеев был принят на службу с назначением на прежнее место, то есть инспектором всей артиллерии и командиром лейб-гвардии артиллерийского баталиона.

В 1805 находился при государе в Аустерлицком сражении.

В 1807 произведён в генералы от артиллерии, а 13 января 1808 назначен военным министром; 17 января назначен генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии с подчинением ему комиссариатского и провиантского департаментов. Во время управления министерством Аракчеевым были изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны; артиллерии была дана новая организация, приняты меры к повышению уровня специального образования офицеров, упорядочена и улучшена материальная часть. Положительные последствия этих улучшений не замедлили обнаружиться во время войн в18121814 годах.

В войне с Швецией принимал деятельное участие, в феврале 1809 он отправился в Або. Там некоторые генералы, ввиду приказа государя перенести театр войны на шведский берег, выставляли разные затруднения. Много препятствий пришлось претерпеть русским войскам, но Аракчеев энергично действовал.

Во время движения русских войск к Аландским островам в Швеции последовала перемена в правлении: вместо Густава-Адольфа, свергнутого с престола, стал королём Швеции дядя его, герцог Зюдерманландский. Защита Аландских островов была вверена генералу Дебельну, который, узнав о стокгольмском перевороте, вступил в переговоры с командиром русского отряда Кноррингом о заключении перемирия, что и было сделано. Но Аракчеев не одобрил поступка Кнорринга и при свидании с генералом Дебельном сказал последнему, что он прислан от государя «не перемирие делать, а мир».

Последующие действия русских войск были блистательны: Барклай де Толли совершил славный переход через Кваркен, а Шувалов занял Торнео. 5 сентября был подписан русскими и шведскими уполномоченными Фридрихсгамский мир, по которому отошли к России Финляндия, часть Вестерботтена до реки Торнео и Аландские острова.

1 января 1810 года Аракчеев оставил военное министерство и назначен председателем департамента военных дел во вновь учреждённом тогда Государственном совете, с правом присутствовать в комитете министров и Сенате.

14 июня 1812 года ввиду приближения Наполеона снова был призван к управлению военными делами; «с оного числа, — по словам Аракчеева, — вся французская война шла через мои руки, все тайные повеления, донесения и собственноручные повеления государя».

Во время Отечественной войны главным предметом забот Аракчеева было образование резервов и снабжение армии продовольствием, а после установления мира доверие императора к Аракчееву возросло до того, что на него было возложено исполнение высочайших предначертаний не только по вопросам военным, но и в делах гражданского управления.

В это время особенно стала занимать Александра I мысль о военных поселениях в обширных размерах. По некоторым сведениям, Аракчеев сначала обнаруживал явное несочувствие этой мысли; но ввиду непреклонного желания государя он повёл дело круто, с беспощадной последовательностью, не стесняясь ропотом народа, насильственно отрываемого от вековых, исторически сложившихся обычаев и привычного строя жизни. Целый ряд бунтов среди военных поселян был подавлен с неумолимой строгостью; внешняя сторона поселений доведена до образцового порядка; до государя доходили лишь самые преувеличенные слухи о их благосостоянии, и многие даже из высокопоставленных лиц, или не понимая дела, или из страха перед могущественным временщиком превозносили новое учреждение непомерными похвалами.

Влияние Аракчеева на дела и могущество его продолжалось во все царствование императора Александра Павловича. Будучи влиятельнейшим вельможей, приближённым государя, Аракчеев, имея орден Александра Невского, отказался от пожалованных ему других орденов: в 1807 от ордена св. Владимира и в 1808 — от ордена св. апостола Андрея Первозванного и только оставил себе на память рескрипт на орден Андрея Первозванного.

Удостоившись пожалования портрета государя, украшенного бриллиантами, Алексей Андреевич бриллианты возвратил, а самый портрет оставил. Говорят, что будто бы император Александр Павлович пожаловал мать Аракчеева статс-дамою. Алексей Андреевич отказался от этой милости. Государь с неудовольствием сказал: «Ты ничего не хочешь от меня принять!» — «Я доволен благоволением Вашего Императорского Величества, — отвечал Аракчеев, — но умоляю не жаловать родительницу мою статс-дамою; она всю жизнь свою провела в деревне; если явится сюда, то обратит на себя насмешки придворных дам, а для уединённой жизни не имеет надобности в этом украшении». Пересказывая об этом событии приближенным, Алексей Андреевич прибавил: «только однажды в жизни, и именно в сём случае, провинился я против родительницы, скрыв от неё, что государь жаловал её. Она прогневалась бы на меня, узнав, что я лишил её сего отличия» (Словарь достопамятных людей русской земли, изд. 1847).

Поздние годы

19 ноября 1825 года скончался Александр I.

Аракчеев не принял участие в подавлении восстания декабристов, за что и был отправлен в отставку Николаем I. Сохранив звание члена Государственного совета, Аракчеев отправился путешествовать за границу; его здоровье было надломлено отставкой и убийством дворовыми в Грузине Н. Ф. Минкиной — наложницы Аракчеева и управительницы его имением (см. «Дело об убийстве Настасьи Шумской»). В 1833 Аракчеев внёс в государственный заёмный банк 50 000 рублей ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке девяносто три года неприкосновенною со всеми процентами: три четверти из этого капитала должны быть наградою тому, кто напишет к 1925 году (на русском языке) лучшую историю царствования Александра I, остальная четверть этого капитала предназначена на издержки по изданию этого труда, а также на вторую премию, и двум переводчикам по равной части, которые переведут с русского на немецкий и на французский языки удостоенную первой премии историю Александра I. Аракчеев соорудил перед соборным храмом своего села великолепный бронзовый памятник Александру, на котором сделана следующая надпись: «Государю-Благодетелю, по кончине Его». Последним делом Аракчеева на пользу общую было пожертвование им 300 000 рублей для воспитания из процентов этого капитала в Новгородском кадетском корпусе бедных дворян Новгородской и Тверской губерний.

Здоровье Аракчеева между тем слабело, силы изменяли. Николай I, узнав о его болезненном состоянии, прислал к нему в Грузино лейб-медика Вилье, но последний не мог ему уже помочь, и накануне Воскресения Христова, 21 апреля 1834 года, Аракчеев скончался, «не спуская глаз с портрета Александра, в его комнате, на том самом диване, который служил кроватью Самодержцу Всероссийскому». Лейб-медик, присланный Николаем I, ничем не мог помочь ему, а он все кричал, чтобы ему продлили жизнь хотя бы на месяц. Наконец, вздохнув, проговорил: «Проклятая смерть», — и умер. Прах Аракчеева покоится в храме села Грузина, у подножия бюста императора Павла I.

С 4 февраля 1806 года состоял в браке с дворянкой Натальей Федоровной Хомутовой, но вскоре с нею разошёлся.

Оценки

Offensive-balloon.svg
Данная страница или раздел содержит ненормативную лексику.  

В своих записках Саблуков так говорит о внешности Аракчеева:

По наружности Аракчеев похож на большую обезьяну в мундире. Он был высок ростом, худощав и жилист; в его складе не было ничего стройного; так как он был очень сутуловат и имел длинную тонкую шею, на которой можно было бы изучать анатомию жил, мышц и т. п. Сверх того, он как-то судорожно морщил подбородок. У него были большие, мясистые уши, толстая безобразная голова, всегда наклоненная в сторону; цвет лица его был нечист, щеки впалые, нос широкий и угловатый, ноздри вздутые, рот большой, лоб нависший. Чтобы дорисовать его портрет — у него были впалые серые глаза, и всё выражение его лица представляло странную смесь ума и злости[3]

С детства угрюмый и необщительный, оставался таким и в продолжение всей жизни. При недюжинном уме и бескорыстии он умел помнить и добро, когда-либо кем ему сделанное. Кроме угождения воле монаршей и исполнения требований службы, он ничем не стеснялся. Суровость его нередко вырождалась в жестокость, и время его почти безграничного владычества (последние годы, первой четверти XIX века) было своего рода террором, так как все трепетали перед ним. Вообще, память по себе он оставил недобрую, хотя любил строгий порядок и был расчётлив. Ещё в 1816 имп. Александр I утвердил духовное завещание Аракчеева, поручив хранение завещания Правительствующему сенату. Завещателю предоставлено было избрать наследника, но Аракчеев не исполнил этого; в распоряжениях же Аракчеева было сказано следующее: «ежели бы дни его прекратились прежде избрания им достойного наследника, то сие избрание предоставляет он Государю Императору». Вследствие такой воли графа, желая, с одной стороны, упрочить нераздельное владение имением покойного и благосостояние крестьян его, а с другой — сохранить имя Аракчеева таким способом, который бы соответствовал его постоянному стремлению к общественной пользе, Николай I признал за лучшее средство отдать навсегда Грузинскую волость и всю принадлежащую к ней движимость в полное и нераздельное владение Новгородскому кадетскому корпусу, получившему с тех пор название Аракчеевского (позднее находившемуся в Нижнем Новгороде) с тем, чтобы он обращал доходы, получаемые с имения, на воспитание благородного юношества и принял имя и герб завещателя.

Обширный материал для характеристики графа Аракчеева и его времени собран на страницах «Русской старины», изд. 1870—1890, также см. «Русский архив» (1866 г. № 6 и 7, 1868 г. № 2 и 6, 1872 г. № 10, 1876 № 4); «Древняя и новая Россия» (1875 г. № 1-6 и 10); Ратч, «Биография гр. Аракчеева» (Воен. сборн., 1861); Булгарин, «Поездка в Грузино» (СПб., 1861); Глебова, «Слово об Аракчееве» (Воен. сборн., 1861 г.) и др.

А. Б. Зубов в своей работе «Размышления над причинами революции в России» рассматривает военные поселения, как попытку Александра I создать в России класс, опираясь на который, царь мог бы осуществить либеральные реформы. Так автор оценивает Аракчеева и его деятельность:

Аракчеев, верующий и благочестивый с молодых лет православный христианин, одаренный блестящими организаторскими способностями и административным талантом и, что, наверное, самое главное, трудившийся не ради корысти и славы, а так же, как и Император, следуя своему нравственному долгу …, такой сотрудник был бесконечно нужен Александру. Император прекрасно знал слабости и недостатки своего гатчинского друга — малокультурность, обидчивость, завистливость, ревность к царской милости, но все это перевешивалось в глазах царя его достоинствами. Александр, Аракчеев и князь А. Н. Голицын втроем составили тот мощный рычаг, который чуть было не развернул Россию с пути к национальной катастрофе, намеченного деяниями «великих» монархов XVIII века — Петра и Екатерины.

Андрей Зубов.Размышления над причинами революции в России Царствование Александра Благословенного. «Новый Мир» 2006, № 7

В конце ХХ века отечественные историки стали по другому оценивать деятельность Аракчеева. В годы русско-шведской войны 1808—1809 гг. Аракчеев прекрасно организовал снабжение войск, обеспечивал пополнением и артиллерией. Своим личным участием и организацией боевых действий он побудил шведов начать мирные переговоры Победы русской армии 1812—1813 гг. не были бы столь блистательны, если бы в руководстве военного ведомства, тылового снабжения и обеспечения не было Аракчеева. Именно хорошая подготовка армии к боевым действиям ещё до 1812 года способствовала успешному разгрому противника.
Аракчеев всю свою жизнь люто ненавидел традиционно укоренившееся в российском обществе, взяточничество. Пойманные с поличным немедленно изгонялись с должностей невзирая на лица. Волокита, и как следствие вымогательство с целью получения взятки, преследовалась им беспощадно. Аракчеев требовал незамедлительного решения вопросов и строго следил за выполнением сроков исполнения. Прогнившее с верхов до низов канцелярское сообщество ненавидело Аракчеева. Чего же удивляться, что срез этого общества определял настроение писателей и публицистов, придумавших «аракчеевщину».
Военные поселения, в чём обвиняли Аракчеева, предложил сам Александр I (Аракчеев был против этого проекта), оформил в указы и инструкции М. М. Сперанский, а исполнять поручили Аракчееву. Честный солдат просто строго выполнял свой служебный долг.
И, наконец, о порядочности Аракчеева свидетельствуют чистые подписанные бланки указов Александра I, которые оставлял царь Аракчееву, часто уезжая из столицы. Временщик мог использовать эти чистые бланки в своих целях для расправы с неугодными, ибо врагов у него было достаточно. Но ни один из доверенных царём бланков не был использован Аракчеевым в собственных личных целях.
Современные исследователи характеризуют его «как одного из наиболее эффективных в отеч. истории администраторов»[4] и считают, что он был «идеальным исполнителем, способным воплотить в жизнь грандиозные предначертания»[5]

 

Пушкин об Аракчееве

Эпиграмма А. С. Пушкина на Аракчеева[6]:

    Всей России притеснитель,
    Губернаторов мучитель
    И Совета он учитель,
    А царю он — друг и брат.
    Полон злобы, полон мести,
    Без ума, без чувств, без чести,
    Кто ж он? Преданный без лести
    Бляди грошевой солдат.

(«Без лести предан» — девиз, данный императором Павлом Аракчееву для его герба, злыми языками изменённый на «бес лести предан», за льстивость);

Однако, у более зрелого Пушкина отставленный Аракчеев вызывал симпатию. Отзываясь на кончину графа Аракчеева, Пушкин писал жене: «Об этом во всей России жалею я один — не удалось мне с ним свидеться и наговориться»[7]

commons: Аракчеев, Алексей Андреевич на Викискладе?

Аракчеевщина

Режим реакционного полицейского деспотизма и грубой военщины, связанный с деятельностью Аракчеева. Термин употребляется для обозначения всякого грубого произвола. Придуман представителями «передовой» общественности, главным образом, либерального толка. Особенно категорически негативно оценивалась деятельность Аракчеева социалистическими и коммунистическими историками и публицистами, как уродливое проявление российского самодержавия. Серьёзного анализа деятельности Аракчеева, как государственного и военного деятеля, как правило, не проводилось. Поэтому термин нёс в себе ругательно обобщающий оттенок времени царствования Павла I и Александра I.

Примечания

  1. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В.Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А.Е. Кроль, К.М. Семенова — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 251, кат.№ 7813. — 360 с.
  2. Подушков Д. Л. «Он был настоящий русак…» (О графе Аракчееве А. А.). Краеведческий альманах «Удомельская старина», № 16, январь 2000.
  3. Цит. по: В. П. Никольский. Состояние русской армии к концу царствования Александра I // История русской армии, 1812—1864 гг. — СПб.: ООО «Издательство „Полигон“», 2003. ISBN 5-89173-212-2
  4. Томсинов В. А. Аракчеев. М. 2003 г.
  5. Фёдоров В. А. М. М. Сперанский и А. А. Аракчеев. М., 1997 г.
  6. Пушкин А. С. Собрание сочинений в десяти томах. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1962, т. 1, с. 126
  7. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений в 10-ти томах, 1979, т. 10, стр. 371

    См. также

    Ссылки

Президент Военной коллегии: А. Д. Меншиков | А. И. Репнин  | М. М. Голицын | В. В. Долгоруков | Б. Х. Миних | Н. Ю. Трубецкой | З. Г. Чернышёв | Г. А. Потёмкин | Н. И. Салтыков |
Военный министр: С. К. Вязмитинов | А. А. Аракчеев | М. Б. Барклай-де-Толли | А. И. Горчаков | П. П. Коновницын | П. И. Меллер-Закомельский | А. И. Татищев | А. И. Чернышёв | В. А. Долгоруков | Н. О. Сухозанет | Д. А. Милютин | П. С. Ванновский | А. Н. Куропаткин | В. В. Сахаров | А. Ф. Редигер | В. А. Сухомлинов | А. А. Поливанов | Д. С. Шуваев | М. А. Беляев |
Герб Российской республики Военный и морской министр (Временное правительство): А. И. Гучков | А. Ф. Керенский | А. И. Верховский |
Kolchak (blason).jpg Военный и морской министр (Временное Всероссийское правительство): А. В. Колчак
Кокарда Красной армии.1922 Комитет наркомов по военным и морским делам РСФСР: П. Е. Дыбенко | В. А. Антонов | Н. В. Крыленко | Наркомвоенмор РСФСР: Н. И. Подвойский |
Наркомвоенмор/Нарком обороны /Министр обороны СССР: Л. Д. Троцкий | М. В. Фрунзе | К. Е. Ворошилов | С. К. Тимошенко | И. В. Сталин | Н. А. Булганин | А. М. Василевский | Г. К. Жуков | Р. Я. Малиновский | А. А. Гречко | Д. Ф. Устинов | С. Л. Соколов | Д. Т. Язов | М. А. Моисеев | Е. И. Шапошников |
Эмблема Российской армии Министр обороны России: К. И. Кобец | Б. Н. Ельцин | П. С. Грачёв | И. Н. Родионов | И. Д. Сергеев | С. Б. Иванов

Источник - Википедия

Комментарии: 0 Просмотры: 1094 Группа: История
Без лести предан
30 Сентября 2011

Генерал от артиллерии А.А. Аракчеев (1769-1834)

Генерал от артиллерии А.А. Аракчеев (1769-1834) Алексей Андреевич Аракчеев - генерал от артиллерии, граф, председатель Департамента военных дел Государственного совета до сих пор остается личностью, при оценке которой сталкиваются самые различные, в основном негативные, мнения.
«Крайний реакционер, всесильный временщик при Александре I, проводивший политику полицейского деспотизма и грубой военщины», -читаем мы в пятитомном сборнике документов Института истории АН СССР.
«Руководитель реакционных преобразований в армии (насаждение прусских военных порядков, суровой палочной дисциплины, линейной тактики). Вместе с тем ввел некоторые улучшения в организацию и оснащение артиллерии»,  -отмечается в другом фундаментальном издании - Истории СССР с древнейших времен до наших дней.
С позиции сегодняшнего исследователя следует сказать, что в оценках есть много и достоверного, и в не меньшей степени субъективного, а временами и просто ложного.

 

 

 

Возьмем, к примеру, довольно распространенное мнение о плохой образованности Алексея Андреевича.
Так, Н. А. Троицкий назвал его малообразованным, «истинно русским неученым дворянином», как не без гордости говорил о себе сам А. А. Аракчеев. На самом же деле он получил образование в одном из лучших военно-учебных заведений того времени - Артиллерийском и Инженерном Шляхетном кадетском корпусе. Причем одолел 7-летний курс обучения за 4 года, став одним из первых кадет, удостоенных вызолоченной медали за прилежание в учебе.
По этой же причине А. А. Аракчеев один из немногих выпущен был из корпуса поручиком с оставлением при родном учебном заведении преподавателем математики и артиллерии.
Так что с образованием у него было все в порядке.

 

 

 

Хотелось бы более объективно оценить роль Алексея Андреевича на посту руководителя отечественной артиллерии.
Отметим, что с 4 января по 1 октября 1799 г. генерал-лейтенант Аракчеев исполнял обязанности инспектора всей артиллерии, с 14 мая 1803 г. по 1808 г., после 4-летнего перерыва в службе (отставки), вновь занимал эту должность и командовал гвардейским артиллерийским батальоном.
В 1808- 1810 гг. он министр военных сухопутных сил, генерал-инспектор всей пехоты и артиллерии; с 1810 г. - председатель Департамента военных дел Госсовета; с 27 июня 1807 г. -генерал от артиллерии.
В период, очерченный временными рамками 1803-1812 гг., А.А. Аракчеев сыграл, без всякого преувеличения, выдающуюся роль в преобразовании отечественной артиллерии и подготовке ее к противостоянию «великой армии» Наполеона.
Используя архивные документы, укажем основные направления и этапы в развитии артиллерии, к которым А. А. Аракчеев имел непосредственное отношение.

 

 

 

А) Изменение организации артиллерии
25 августа 1806 г. было Высочайше утверждено положение «О составлении артиллерийских бригад из существующих артиллерийских полков, понтонного полка и конных батальонов» - формировании артбригад на основе имеющихся артиллерийских батарейных, легких, конных и понтонных рот1. 1 июля 1807 г. Именным указом, данным генералу от артиллерии графу Аракчееву, уточнена структура артиллерийских бригад, состоящих из равного количества рот: 2 батарейных, 2 легких, 1 конной и 1 понтонной. Число бригад - 26 - соответствовало числу пехотных дивизий. Формирование бригад, укомплектование людьми недостающих батарейных, легких, конных и понтонных рот поручено было лично А. А. Аракчееву.
Такая четкая структура отечественной артиллерии сделала ее более гибкой, современной и повысила боеспособность пехотных дивизий. Ранее, в 1804 г., по инициативе А. А. Аракчеева каждая артиллерийская рота в походе, кроме обычного обоза, получала полевую кузницу. Напомним, что до этого были только полковые кузницы. Вследствие такого нововведения артиллерийская рота становилась основной, полностью независимой и автономной структурной единицей. Боевые действия в войнах подтвердили правильность этого шага. 

 

 

 

Б) Боевая подготовка артиллеристов
В 1804 г. А. А. Аракчеевым был разработан и Высочайше утвержден порядок проведения артиллерийских учений127 и на этой основе подготовлено «Наставление батарейным командирам».
Согласно наставлению учения проводятся поротно. две недели отводится на «лабораторные занятия», месяц - на лагерные. После 6-не-дельного отдыха легкие и конные роты участвуют в совместных маневрах с пехотными и кавалерийскими полками.
Лабораторные занятия представляли собой проверку и осмотр материальной части (орудий, лафетов и др.) и боеприпасов; изготовление боеприпасов и элементов к ним (бомб, ракет, скорострельных трубок, фитилей и др.). Во время лагерных учений отрабатывались всевозможные действия у орудия, причем пока одна полурота стреляла с места, вторая отрабатывала действия в движении. Командиры тут же заполняли журналы учений, которые по команде передавали инспектору всей артиллерии. На каждое орудие полагалось иметь 100 холостых зарядов: 10 с ядрами, 3-е картечами, а на единорог- 6 с гранатами.
Можно ли, зададим себе после этого вопрос, подобное тщательно продуманное, методически отработанное и содержательное учение назвать муштрой? Думается, нет.

 

 

 

В) Повышение образовательного уровня артиллерийских офицеров
Решение названной проблемы напрямую было связано с дальнейшим совершенствованием боевой подготовки.
А. А. Аракчеев подготовил Указ Военной коллегии от 17 февраля 1804 г. об экзаменовании артиллерийских поручиков, подпоручиков, а также юнкеров и фейерверкеров, которые назначались к производству в офицеры по артиллерии. Экзамены должны были проводиться в Артиллерийской экспедиции, а назначаться инспектором всей артиллерии. Определение к производству зависело от количества белых и черных шаров, которыми члены комиссии оценивали знания экзаменующихся. В нестоличных артиллерийских полках и батальонах экзамены надо было проводить в присутствии военных губернаторов и комендантов.
6 марта 1808 г. министр военных сухопутных сил объявил Указ Военной коллегии об определении отставных офицеров в артиллерию, который гласил, что такое определение должно производиться только по представлении отставными офицерами свидетельств, выданных им после сдачи специальных экзаменов (по положению от 17 февраля 1804 г.). Причем об определении в артиллерию и дате сдачи экзаменов следовало объявлять в газетах.
В другом указе от 15 марта 1808 г.130 А. А. Аракчеев потребовал составлять особый список артиллерийских обер-офицеров, которые худо аттестованы, и представлять его инспектору всей артиллерии вместе с производством прочих офицеров с указанием, за какой порок кто чином обойден.
Озабоченный необходимостью улучшения подготовки фейерверкеров, А. А. Аракчеев 22 февраля 1811 г. делает представление о переформировании резервной роты, предназначенной для подготовки исключительно фейерверкеров, в гвардейскую учебную, а в мае 1812 г. была создана и вторая гвардейская учебная рота.
В ответ на замечание П. И. Меллера-Закомельского, который убеждал, что в экономическом отношении выгоднее было бы учебные роты учредить не гвардейскими, а на полевом положении, А. А. Аракчеев, человек безмерно бережливый, возразил: «Здесь нечего смотреть на расходы; у меня гвардейские артиллеристы, на что потребуется годы, сделают в один месяц».

 

 

 

Г) Создание Ученого комитета по артиллерийской части
14 декабря 1808 г. по представлению А.А. Аракчеева Высочайше был утвержден Ученый комитет по артиллерийской части. Основная задача комитета определялась так: «всемерно содействовать развитию артиллерийской науки, усовершенствованию материальной части и боеприпасов, помочь офицерам в учебе».
В связи с этим комитет был обязан:
1. Рассматривать рассылаемые по арсеналам и заводам чертежи орудий, снарядов и других артиллерийских принадлежностей, сведения о полезных изменениях представлять генерал-инспектору всей артиллерии и публиковать в «Артиллерийском журнале».
2. Рассматривать все проекты, касающиеся артиллерии, и делать по ним подробные опыты. По завершении исследований докладывать генерал-инспектору всей артиллерии свое мнение.
3. В присутствии всех членов комитета производить экзамен всем к производству по артиллерии представляемым юнкерам и фейерверкерам.
4. Осуществлять издание «Артиллерийского журнала», «полезного и содержательного для артиллерийских офицеров».
5. Составить при комитете артиллерийскую библиотеку «из лучших до военного искусства относящихся книг». Учредить ее таким образом, чтобы артиллерийские офицеры могли свободно ею пользоваться.

 

 

 

Д) Совершенствование материальной части и боеприпасов
30 апреля 1808 г. А.А. Аракчеев разработал Инструкцию для приема артиллерийских орудий. В ней 23 пункта, 15 из них посвящены описанию дефектов, которые не позволяли принять ствол. Указаны последовательность проверки стволов и порядок их испытаний (тремя выстрелами), а также осмотра после выстрела, правила клеймения и хранения принятых стволов.
Этим же днем датируется Инструкция для приема из арсеналов лафетов, передков, зарядных ящиков и принадлежностей. Особое внимание уделено колесам: они должны подходить и к орудиям, и к передкам, и к зарядным ящикам.
25 июня 1808 г. на основе опытов, проведенных по указанию А. А. Аракчеева, предложено внести изменения в конструкцию бомб и гранат, например, стенки бомб и гранат делать равной толщины, уменьшить зазор между диаметром снарядов и калибром орудий. В результате боеприпасы морской и сухопутной артиллерии одного калибра стали взаимозаменяемыми.
Учреждены были подвижные арсеналы на случай военного времени для выполнения крупного ремонта орудий и принадлежностей в полевых условиях.
Опытным путем (впервые в России) под руководством А. А. Аракчеева был установлен четкий вес заряда и пули в патронах всех видов ручного огнестрельного оружия русской армии.

 

 

 

Перечисленные направления деятельности характеризуют А. А. Аракчеева не только как высокообразованного профессионала- руководителя артиллерийского дела, но в ряде случаев и как хорошо подготовленного инженера-исследователя, ученого.
Многие биографы, историки отмечали, что у А. А. Аракчеева было немало личных врагов, которые нетерпимо относились к нему, а некоторые просто ненавидели. Одна из причин того - непримиримое, беспощадное отношение графа к казнокрадству и взяточничеству, независимо от того, кто в этом был уличен.
Представляется, многое можно лучше понять в поведении и характере А. А. Аракчеева, а может быть, и объяснить, если обратиться к раннему периоду его жизни, к годам его детства и пребывания в кадетском корпусе.
Алексей Андреевич Аракчеев родился 23 сентября 1769 г. в д. Гарусово Вышневолоцкого уезда Тверской губернии в семье потомственного военного, род которого славился храбростью и усердием в воинской службе. Его прадед - Степан Андреевич служил в армии и умер в чине капитана, дед - Андрей Степанович был подпоручиком и погиб в войне с Турцией; брат деда - Иван Степанович «за службу, ратоборство и храбрость», проявленные в войне с Турцией, получил в награду вотчину.

 

 

 

Отец Алексея - Андрей Андреевич, став поручиком лейб-гвардии Преображенского полка, предпочел выйти в отставку и превратиться в небогатого деревенского помещика, за которым в Вышневолоцком уезде числилось двадцать душ крепостных крестьян.
Глава семьи большую часть времени проводил в безделье, но слыл добрым помещиком, крестьянам своим не докучал излишними капризами, а по мере возможностей даже старался облегчить их участь. От отца старшему сыну Алексею передалась, пожалуй, лишь одна из отличительных черт характера - всей душой к кому-либо привязываться.
Характером своим Алексей Андреевич пойдет скорее в мать - Елизавету Андреевну Ветлицкую, происходящую также из небогатых дворян. Будучи женщиной на редкость деятельной, Елизавета Андреевна одна несла на себе нелегкий груз забот о хозяйстве, была в доме и кухаркой, и прачкой, и прислугой. Благодаря ей дом и хозяйство Аракчеевых славились в округе своей необыкновенной чистотой и порядком, а все домочадцы были одеты хотя и скромно, но опрятно.
Трудолюбивая и бережливая Елизавета Андреевна требовала и от других такого же трудолюбия и бережливости, учила «жить прилично». Однако присущая ей бережливость не переходила грани, за которой начиналась скупость.
Из троих своих сыновей Елизавета Андреевна всегда выделяли старшего - Алексея и любила его по-особенному, стараясь подготовить к будущей жизни. Алексей рано стал привлекаться матерью к работе по хозяйству, приучаться к чистоте и порядку. Набожная до крайности, Елизавета Андреевна постоянно брала Алексея с собой в церковь, учила его молитвам, внушала уважение к нормам христианской этики. И уроки матери не прошли для сына бесследно. В Алексее рано появились и трудолюбие, и привычка к порядку, и редкая в его возрасте бережливость. Мальчик рос не по годам серьезным. В нем не было свойственной детям склонности к шалостям и озорству. К одиннадцати годам Алексей имел вполне сложившийся характер и недетскую самостоятельность в суждениях и поступках .
В этом возрасте к нему приходит неодолимое желание, возникшее под влиянием встречи с детьми соседского помещика - кадетами Артиллерийского и Инженерного Шляхетного кадетского корпуса - учиться в этом военно-учебном заведении.

 

 

 

В 14 лет отец повез Алексея в столицу устраивать в Артиллерийский и Инженерный Шляхетный кадетский корпус. И сразу же возникли большие финансовые затруднения. Чтобы попасть в корпус, необходимо было внести первоначальный взнос 200 рублей, а их у отца не было. Ограничив себя во всем, продав зимние вещи, голодая, отец и сын в течение полугода пытались добиться милостивого разрешения о приеме в АИШКК в виде исключения. Отчаявшись, со слезами в голосе кинулся мальчик при последней встрече с директором кадетского корпуса к П.И. Мелиссино и заговорил: «Ваше превосходительство! Примите меня в кадеты! Мы ждать более не можем, потому что нам придется умереть с голоду. Всю жизнь буду благодарен Вашему превосходительству и буду молиться за Вас Богу! Батюшка мой не вытерпит и умрет здесь, а я за ним».
На сей раз директор, тронутый искренним обращением мальчика, распорядился принять А. А. Аракчеева в кадетский корпус и ни разу в последующем не пожалел о своем решении.
Уже через семь месяцев после начала обучения благодаря достигнутым успехам в математике и артиллерии Алексей был переведен в верхние классы. В феврале 1785 г. он производится в капралы, а еще через семь месяцев - в сержанты и награждается вызолоченной медалью за прилежание.
Выпущен он был из кадетского корпуса в сентябре 1787 г. поручиком с оставлением, как было уже отмечено, при корпусе преподавателем математики и артиллерии. Ему же поручено заведование корпусной библиотекой.
По рекомендации П. И. Мелиссино в 1792 г. он был назначен командиром артиллерийской роты «гатчинской артиллерии» и сделал ее образцовой во всех отношениях, за что производится в капитаны.
Невероятной работоспособностью Алексей Андреевич быстро завоевал сердце Павла I и в конце концов дождался своего звездного часа. Через три года он становится майором, комендантом и инспектором пехоты в Гатчине. Узнав, что императрица уже при смерти, Алексей помчался в Зимний. Павел был уже там. Эпизод тут произошел весьма любопытный. «Смотри, Алексей Андреевич ,- сказал ему Павел, - служи мне верно как и прежде». Затем позвал сына Александра. После лестного отзыва об Аракчееве, сложив их руки вместе, прибавил: «Будьте друзьями и помогайте мне». Конечно же, это был обычный спектакль, разыгранный императором. Но как ни странно. Аракчеев действительно стал ближайшим сподвижником Александра Павловича. Известно также и то, что именно его Павел уполномочил следить за сыном. В день первой встречи Александр, видя промокший от снега воротник Аракчеева и узнав, что тот выехал из Гатчины в одном мундире, не захватив с собой никаких вещей, повел его к себе и дал ему собственную рубашку.
Эту реликвию Алексей Андреевич хранил всю жизнь и завещал похоронить себя именно в ней.

 

 

 

8 июня 1796 г. А. А. Аракчеев был произведен в полковники, а 7 ноября назначен санкт-петербургским комендантом; на следующий день произведен в генерал-майоры, а 9 ноября - в майоры лейб-гвардии Преображенского полка. В апреле 1797 г. он становится кавалером ордена св. Анны 1-й степени, ему пожаловано было баронское достоинство и орден св. Александра Невского. Зная непростое материальное положение, император дарит А А. Аракчееву имение Грузино в Новгородской губернии с двумя тысячами крестьян.
Но вскоре случилось то, что часто случается с людьми талантливыми: Аракчеев попал в немилость. Поводом послужила жалоба офицеров императору на суровое с ними обращение. Будучи человеком страстно преданным своему делу, Алексей Андреевич требовал такой же преданности от подчиненных. Здоровье, семейные интересы - все приносилось в жертву службе. 18 марта 1798 г. он был отстранен от должности, но 22 декабря вновь принят на службу, а 4 января 1799 г. назначен командиром гвардейского артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии. Тогда же А. А. Аракчеев награждается орденом св. Иоанна Иерусалимского и получает достоинство графа. Герб его украсился собственноручной надписью Павла I: «Без лести предан».

 

 

 

Однако в 1799 г. Аракчеева постигает новая опала по ничтожной причине. Кто-то в арсенале срезал мишуру с церемониальной артиллерийской колесницы, причем тогда, когда караул стоял под командованием брата Аракчеева - Андрея. Пытаясь выгородить его, Аракчеев в рапорте указал, что командиром караула было другое лицо. Павел I не простил ложь своему любимцу и отправил в отставку надолго. Он вспомнит о нем, вероятно, как о самом верном соратнике за несколько дней до своей смерти и вызовет к себе.

 

 

 

Но в ту самую ночь, когда Павел умирал в Михайловском замке, Аракчеева задержали у заставы Петербурга. Графа не пропустили в город по приказу самого генерал-губернатора Палена. Впрочем, оставаясь пока не у дел, граф занялся наведением порядка в своем имении. Грузино превратилось в огромный музей памяти Павла I, а затем и Александра I. Посетители всегда обращали внимание на изумительную чистоту и порядок в селе. Здесь проложена была парадная улица, по которой крестьянам запрещалось возить хозяйственные грузы, для этого существовала околица. Если по дороге проезжал чей-либо экипаж, то крестьяне обязаны были заметать следы, оставляемые колесами.
Аракчеев, вероятно, считая себя отцом для своих крепостных, достаточно оригинально женил их. Когда появлялось определенное число женихов и невест, он призывал их к себе, расставлял попарно, кто кого выбрал, а потом приказывал невестам поменяться и тут же венчал. Для замужних женщин он издал собственное сочинение «Краткое наставление для матерей-крестьянок Грузинской вотчины», состоящее из 36 пунктов и регламентирующее всю их жизнь. Книжка эта должна была храниться в каждой семье за образами, а раз в месяц женщины обязательно собирались в одной избе и священник на основе этих правил делал им внушения.

 

 

 

Те, кто когда-то побывал в гостях у А. А. Аракчеева, вспоминали часто особенности его характера. Например, Е. Ф. фон Брадке был приглашен со своим другом самим Аракчеевым. Их разместили в комнатах для гостей и подали чай с хлебом. Но поскольку хлеба оказалось очень мало, гости попросили у слуги добавки. Тот удалился и, вернувшись, извинился, что нигде не мог найти графа. Оказывается, Аракчеев сам определял для каждого гостя порцию и изменить ее мог только он! Каждый раз. когда накрывали стол, прежде чем начать есть, Алексей Андреевич давал попробовать от каждого блюда своей собачке. Обычно стол графа оказывался весьма хорош, но порции не должны были превышать известной меры, а куски жареного мяса или котлеты делались точно по числу гостей. И все же, несмотря на эти и другие странности, хозяин был отзывчив, всегда стремился удовлетворить все желания гостей и оставить хорошее впечатление о пребывании в его имении.
С Александром I А.А. Аракчеев сблизился, когда тот еще был наследником. Он активно участвовал в войне со Швецией, особую роль в которой сыграла артиллерия. Новый император оценил немалые заслуги Алексея Андреевича: 27 июня 1807 г. он был произведен в чин генерал от артиллерии.
Александр I очень часто и без всякого предупреждения бывал в Грузине. Другие же, чтобы посетить это знаменитое место, либо ориентировались на флаг, который вывешивался на станции Чудово (за несколько километров от имения) и, поднимаясь или опускаясь, возвещал, принимает граф или нет. Многие считают, что здесь император, наблюдая «идиллическую» жизнь аракчеевских угодий, проникся мыслью о военных поселениях. Известно, что Аракчеев, как ни странно, первоначально не разделял этой идеи, но желание государя было для него законом, и со свойственной ему энергией он взялся за проведение этой непопулярной для многих реформы.

 

 

 

В начале Отечественной войны 1812 г. А. А. Аракчеев находился при 1-й Западной армии. Вернувшись в действующую армию в декабре 1812г., 0н проделал с войсками заграничный поход 1813- 1814 гг., участвовал в боях при Люцене и Бауцене. Во время Отечественной войны главной заботой Аракчеева было снабжение армии продовольствием.
После окончания войны Александра I волновал вопрос об осуществлении военных реформ и, в частности, военные поселения. Аракчеев поддерживал инициативу императора.
Главная суть солдатских поселений заключалась в том, что солдат не только нес службу, но и должен был еще заниматься земледелием. Предполагалось, что войско должно прокормить само себя. Солдат расписывали по государственным крестьянам, и те содержали полк, их дети становились в будущем солдатами данного полка.
Но осолдатчивание, жизнь по распорядку ни к чему не привели. Это был худший вариант крепостного права. Начались бунты, выступления крестьян, которые жестоко подавлялись. Со смертью императора Александра I деятельность графа Аракчеева в этом направлении постепенно прекратилась.

 

 

 

За верную службу царю и Отечеству А. А. Аракчеев часто поощрялся Александром I, но, получая награды, показывал свой характер. Имея орден Александра Невского, отказывался от других орденов (св. Владимира, св. Андрея Первозванного). Удостоившись портрета государя, украшенного бриллиантами, портрет взял, а бриллианты возвратил. Он отказался от пожалования его матери звания статс-дамы. Возмущенному Александру I ответил, что сельской женщине это не нужно.

 

 

 

После 1815 г. Аракчеев становится первым человеком в государстве и фактически определяет всю внутреннюю политику империи. Любой министр, чтобы добиться приема у Александра I, обязан был вначале побывать у Алексея Андреевича. И вот как это происходило: с четырех утра начинали съезжаться к графу министры и другие сановники. Дежурный адъютант на доклад о прибытии кого-либо из них чаще всего не получал никакого ответа, что означало: необходимо подождать. Часто случалось, что и на второй доклад следовала та же реакция. Наконец, обычно через несколько часов, в кабинете раздавался колокольчик, и граф указывал, кого позвать.
С кончиной 19 ноября 1825 г. Александра I переменилась и роль Аракчеева. Продолжая находиться в заторможенном состоянии, Аракчеев хотя и знал заранее через верного Шервуда почти все о заговоре декабристов, но не стал предпринимать каких-либо активных шагов. И лишь с принесением присяги Николаю I он возрождается, но пик славы его уже миновал.

 

 

 

Граф отправляется в путешествие за границу. В Париже по собственным чертежам заказывает изготовление столовых бронзовых часов с бюстом Александра I и с музыкой, которая играла каждые сутки в 11 часов дня, то есть в час кончины императора. Он бережно берег все вещи, связанные с любимым императором.
В 1826 г. государь пожаловал А. А. Аракчееву 50 тысяч рублей на лечение, которые граф немедленно препроводил на учреждение пяти стипендий имени Александра I при Павловском институте для воспитания дочерей дворян Новгородской губернии. В 1833 г. он внес в Государственный заемный банк 50 тысяч рублей ассигнациями, предназначенных со всеми процентами тому, кто через девяносто три года, в 1925 г., напишет лучшую историю царствования Александра I.

 

На денежные пожертвования графа Аракчеева 15 марта 1834 г. был открыт Новгородский кадетский корпус: Алексей Андреевич внес в казну 300 тысяч рублей ассигнациями. При открытии кадетского корпуса, незадолго до кончины, присутствовал и сам А. А. Аракчеев.
А. А. Аракчеев умирал 21 апреля 1834 г. на диване, на котором когда-то Любил отдыхать Александр I, не спуская глаз с его портрета. Срочно присланный к нему Николаем I лейб-медик Я. В. Виллие уже ничем не мог помочь. Похоронили Алексея Андреевича в сельском храме у подножия бюста императора Павла I. После смерти графа все движимое и недвижимое его имущество, библиотека, насчитывающая более 10тысячтомов,редчайшиевещи, портреты, рескрипты Александра I и Павла I, были завещаны Новгородскому кадетскому корпусу, принявшему его имя. Девиз, начертанный на гербе графа А. А. Аракчеева - «Без лести предан», стал и девизом воспитанников Новгородского (с 1865 г. Нижегородского) графа Аракчеева кадетского корпуса.

Источник: http://www.adjudant.ru/cadet/0812.htm

Комментарии: 154 Просмотры: 2679 Группа: История
Биография
27 Сентября 2011

Алексей Андреевич Аракчеев.
Гравюра Н.И. Уткина с оригинала Г.Вагнера. 181 г. Резец.
Воспроизведение Г.Скамони. 1876 г.
ГБМ-2041\Г-129.
Из кн. Русская старина. Т. XV. СПб, 1876.
В ХРОНОСе воспроизводится по кн. Портреты участников Отечественной войны 1812 года в гравюре и литографии из коллекции Музея-заповедника "Бородинское поле". Кталог. "Кучковое поле", 2006.

Аракчеев Алексей Андреевич (1769-1834) - граф, генерал от артиллерии. Из дворян Тульской губернии. Сын отставного офицера. Был одним из приближенных к императору Павлу людей. Затем советник Александра I. 1787 г. - закончил Артиллерийский и инженерный кадетский корпус с чином подпоручика. Был оставлен преподавателем и заведующим библиотекой. С 1790 г. старший адъютант инспектора всей артиллерии. 1792 г. - капитан в гатчинской артиллерийской команде великого князя Павла. 1795 г. - майор, комендант и инспектор пехоты в гатчинской полку. С воцарением Павла I в 1796 был произведён в полковники и через пять месяцев в генерал-майоры, награждён орденом Святой Анны и назначен генерал-губернатором Петербурга. В 1797г. барон, в 1798 - граф, генерал-лейтенант и инспектор всей артиллерии. На этом посту провёл большую работу по укреплению дисциплины, улучшению снабжения и модернизации артиллерии. 1807 г. - генерал от артиллерии. С 1808 г. военный министр и генерал-инспектор пехоты и артиллерии. Активный участник завоевания Финляндии. С 1810г. председатель военного департамента Государственного Совета. Во время кампании 1812 года находился в свите императора в качестве начальника управления военных поселений, был личным докладчиком Александра I по делам ополчений. После оставления армии царём - дежурный генерал при императоре. Входил в Чрезвычайный комитет, избравший Кутузова главнокомандующим. Участник заграничных походов 1813-14 гг. С 1817г. начальник военных поселений. В 1815-25 гг. фактический руководитель государства. После смерти Александра I, Николай I приказал перенести канцелярию императора из квартиры Александра I в Зимний Дворец и тем самым могущество Аракчеева прекратилось. Последнии годы жизни прожил в Грузино, где и похоронен.


Аракчеев Алексей Андреевич (1769, Бежецкий у. Тверской губ. - 1834, с. Грузине Новгородской губ.) - гос. деятель. Род. в мелкопоместной дворянской семье. Дома был приучен к аккуратности и практичности. Уже в детстве отличался замкнутостью и серьезностью. Грамоте и началам арифметики обучился у сельского дьячка. Увидев в 1782 красивые военные мундиры соседей-помещиков, приехавших в отпуск, умолил отца отправиться в Петербург. Полгода, не имевшие ни знакомых, ни родственников, ни денег, провинциалы ежедневно ходили на прием к начальнику артиллерийского инженерного шляхетского корпуса П.И. Мелиссино. Наконец, сжалившись над нищим дворянином, тот принял его в корпус. Аракчеев занимался иностранными языками и военно-математическими науками, в чем показал большие успехи. По окончании курса в 1787 Аракчеев был оставлен в корпусе преподавателем (написал учебное пособие для артиллеристов), а помимо этого заведовал библиотекой. В 1792 Мелиссино отправил Аракчеев как способного артиллериста к вел. князю Павлу Петровичу. Взлет карьеры Аракчеева произошел после того, как его часть, единственная, осталась на плацу, в то время как остальные ушли без приказа (Павел Петрович забыл его отдать, покинув смотр). После восшествия Павла I на престол Аракчеев получил чин генерал-майора, анненскую ленту и вотчину Грузине с двумя тысячами крепостных. Педантично требовательный, суровый и жесткий исполнитель по насаждению в армии прусских порядков, Аракчеев занимал сразу три должности: коменданта Петербурга, командира Преображенского полка и генерал-квартирмейстера всей армии. Павел I пожаловал Аракчееву графский титул и сам вписал девиз в его герб: "Без лести предан". Дважды Аракчеев увольнялся со службы: из-за доведения до самоубийства Георгиевского кавалера Лена и за попытку путем подлога избавить от наказания своего брата. В 1799 - 1803 жил в своем имении Грузине. Был возвращен на службу Александром I и назначен инспектором всей артиллерии. Аракчеев никогда не участвовала боевых действиях. В 1805 при Аустерлице Аракчееву, находившемуся в императорской свите, было предложено командование одной из колонн, но он отказался. Большинство современников и историков объясняют это патологической трусостью Аракчеева Есть и другое объяснение: при Аустерлице Аракчеев видел такой беспорядок, что никаким личным участием ничего изменить не мог; если бы ему приказали, он бы выполнил долг, но раз спросили его мнение, то он был искренен. Факт этот не помешал близости Александра I и Аракчеева В 1806 - 1810 Аракчеев как военный министр много сделал в комплектовании и обучении строевого состава, введении технических новинок в артиллерию. Он писал статьи по вопросам технологии изготовления пороха, селитры и выполнения боевых стрельб, принял участие в создании "Артиллерий ского журнала". Деятельность Аракчеева по совершенствованию рус. артиллерии сыграла свою роль в успешном исходе Отечественной войны 1812 и заграничных походов. Аракчеев участвовал в рус.-шведской войне (1808 - 1809), выезжал в Финляндию и лишь благодаря его настойчивости рус. войска перешли лед Ботнического залива, чем благополучно решили исход всей кампании. Аракчеев был пожалован орден Андрея Первозванного, от к-рого он отказался, т.к. не принимал непосредственного участия в военных действиях. По окончании войны с Наполеоном Александр I подолгу жил за границей, и Аракчеев стал играть особую роль в управлении империей. Аракчеев безукоризненно выполнял все решения императора, касались ли они военных поселений или разработок проектов освобождения крестьян. Время его правления получило название "Аракчеевщина". Не бравший взяток, Аракчеев фанатично проводил в жизнь проект учреждений военных поселений, вопреки отчаянному сопротивлению солдат и крестьян. Вступление на престол не благоволившего к Аракчееву Николая I означало для него конец гос. деятельности. В 1826 Аракчеев подал в отставку и до конца жизни жил в Грузине. О себе Аракчеев написал: "В жизни моей я руководствовался всегда одними правилами - никогда не рассуждал по службе и исполнял приказания буквально, посвящая все время и силы мои службе царской. Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, да что делать? Таким меня Бог создал! Утешаюсь мыслью, что я был полезен". Завещал 50 тыс. руб. и проценты с них на написание и издание истории императора Александра I к столетней годовщине его смерти, т.е. к 1925. Узнав о кончине Аракчеева, А.С. Пушкин написал: "Об этом во всей России жалею я один - не удалось мне с ним свидеться и наговориться".

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


Аракчеев Алексей Андреевич (23.09.1769—21.04.1834), граф, генерал-от-артиллерии, член Государственного Совета, сенатор, глава «русской партии» в царствование Александра I.

Род Аракчеевых не отличался родовитостью и знатностью. Он происходил от Фомы Аракчеева, пожалованного поместьем в Бежецкой пятине в 1607. Правнук его, Иван Степанович, отличился в войне с Польшей при царе Алексее Михайловиче, проявив «ратоборство и храбрость». Прадед Аракчеева участвовал почти во всех войнах Петра I, а дед был убит в 1735, во время похода русской армии в Крым. Отец Аракчева, Андрей Андреевич, служил в лейб-гвардии Преображенском полку, вышел в отставку в чине поручика, женился на Е. А. Витлицкой и занялся хозяйством. По наследству ему досталось небольшое с. Гарусово в Вышневолоцком у. Воспитанием Аракчеева занималась мать, набожная, умная, властная и энергичная женщина, державшая всю семью в строгости и послушании. Она привила Аракчееву стремление к постоянному труду, строгому порядку, аккуратности и бережливости. Грамоте и арифметике его учил сельский дьячок.

В 1785 Аракчеев поступил в одно из лучших военных заведений России — Петербургский артиллерийский и инженерный шляхетский корпус. В нем преподавали арифметику, геометрию, начала тригонометрии, фортификацию и артиллерийское дело, изучали французский, немецкий и латинский языки. В «верхних» классах преподавание велось только на иностранных языках. Из «изящных» дисциплин кадет обучали танцам и фехтованию. Кадет воспитывали «в страхе Божием и в страхе розог». Аракчеев получил репутацию «отличного кадета как по наукам, так и по поведению». Он особенно отличался в изучении военно-математических наук, не имея больших склонностей к гуманитарному циклу. При этом он свободно читал по-французски, но имел плохое произношение, по-немецки же говорил довольно бегло. В чине сержанта Аракчеев был назначен преподавателем арифметики и артиллерии (1784). Как усердный кадет и одновременно наставник младших по корпусу он в 1786 был награжден за отличие серебряной медалью. В 1787, по завершении курса обучения, Аракчеев, как один из лучших выпускников, был оставлен в корпусе преподавателем математики и артиллерии. В 1789 он получил чин подпоручика артиллерии и был назначен командиром одной из лучших артиллерийских команд корпуса. Тогда же Аракчеев составил учебное пособие «Краткая артиллерийская записка в вопросах и ответах», внеся определенный вклад в развитие военного образования в России.

В 1792 он был назначен в качестве артиллериста-практика на службу в Гатчину в войска вел. кн. Павла Петровича. Убедившись в опытности Аракчеева в артиллерийском деле, наследник назначил его командиром артиллерийской роты и произвел в капитаны от артиллерии. В короткий срок Аракчеев привел в образцовый порядок всю гатчинскую артиллерию и хозяйственную часть войск. В 1793 он был произведен в майоры артиллерии. В подчинении Аракчепева оказались все гатчинские войска и жители Гатчины. В 1796 ему был присвоен чин подполковника, а в конце года и полковника артиллерии. После восшествия на престол Павла I Аракчеев, наряду со всем прочим, был произведен в генерал-майоры и получил богатую Грузинскую вотчину в Новгородской губ. В день коронации Павла I состоялось пожалование Аракчеева баронским титулом. Затем ему были одновременно поручены три должности: коменданта Петербурга, командира Преображенского полка и генерал-квартирмейстера всей армии (1797). Аракчеев обучал военному делу наследника престола, вел. кн. Александра Павловича, будущего Александра I.

Стиль деятельности Аракчеева отличался жесткой требовательностью, педантичностью и крайней дисциплиной, личным самоограничением, невероятной работоспособностью. После кратковременной опалы, в 1799 Аракчеев получил должность инспектора всей артиллерии и был пожалован графским титулом. В его герб император сам вписал девиз: «Без лести предан». Однако вскоре последовала вторая опала. Накануне переворота 11 марта 1801 Аракчеев был вызван Павлом І, однако заговорщики помешали ему приехать в Петербург. Возвращенный на службу Аракчеев был назначен инспектором всей артиллерии (1803—08). На этом посту он внес огромный вклад в переустройство всего артиллерийского дела в русской армии. Под его руководством была создана первоклассная по тому времени артиллерия, прекрасно показавшая себя в сражениях 1805—09 и сыгравшая немалую роль в Отечественной войне 1812. Военно-административная деятельность, а не вопросы стратегии, была подлинным призванием Аракчеева, который в силу этого обстоятельства не принимал участия в боевых действиях. Современные историки приходят к выводу, что он был блестящим военным организатором, новатором, талантливым реформатором и организатором. В 1808 Аракчеев был назначен военным министром. Управлять военным министерством Аракчееву приходилось в условиях военного времени. Россия вела войны с Персией (1804—13), Турцией (1806—12), со Швецией (1808—09), с 1809 находилась в состоянии войны с Австрией и в результате участия в «континентальной блокаде» — с Англией. За два года (до 1810) Аракчеев сумел провести ряд значительных преобразований, особенно в комплектовании и обучении строевого состава. Значительные перемены произошли на заводах, выпускавших оружие и боеприпасы. При непосредственном участии Аракчеева был создан Военно-учебный комитет и начат выпуск «Артиллерийского журнала». Император доверил ему прием на службу и увольнение по своему усмотрению чиновников комиссариатского и провиантского департаментов. В ходе русско-шведской войны 1808—09 Аракчеев с присущей ему энергией сумел наладить снабжение действующей армии всем необходимым: обученными рекрутами, провиантом, фуражом, оружием, боеприпасами. Им были приняты необходимые меры по укреплению Балтийского побережья России. Наиболее значительной была роль Аракчеева в непосредственном воздействии на ход военных операций. Именно его настойчивость заставила предпринять русские войска труднейший переход по льду Ботнического залива, перенести боевые действия на территорию Швеции. В результате в состав России вошла Финляндия.

В 1810 Аракчеев в знак протеста против поведения Императора, который скрыл от него подготовку «Учреждения Государственного Совета», покинул пост военного министра. По его рекомендации на пост военного министра был назначен М. Б. Барклай де Толли. Вскоре, по категорическому настоянию Александра I, Аракчеев возглавил департамент военных дел в Государственном Совете. 14 июня 1812 он был вновь призван к управлению военными делами. В дальнейшем Аракчеев не без основания отмечал: «Вся французская война шла через мои руки, все тайные донесения и собственноручные повеления императора». Он «исполнял должность почти единственного секретаря Государя во время Отечественной войны» и был единственным докладчиком у Александра I практически по всем вопросам: военным, дипломатическим, управлению, снабжению армии и т. п., ведя грандиозную работу, без которой невозможно было вести военные действия против Наполеона. Такова же была его роль и в кампании 1813—14. Летом 1814 император хотел наградить Аракчеева званием фельдмаршала за успехи в организации русской армии, однако тот категорически оказался. Таким образом, Аракчеев был одной из ключевых фигур Отечественный войны, достойной стоять в одном ряду с Александром I, М. И. Кутузовым, М. Б. Барклаем де Толли, Ф. В. Ростопчиным, А. С. Шишковым. Со 2-й пол. 1814 все дела, касающиеся государственного устройства и управления, рассматривались и готовились к докладу Монарху только через канцелярию Аракчеева. Через него шли представления всех министерств и даже мнение Государственного Совета. В авг. 1818 он был назначен руководителем канцелярии Комитета министров и тем самым получил официальную возможность влиять на важнейшие решения. Практически именно Аракчеев осуществлял в то время, наряду с Александром I, общее руководство внутренней политикой России, беря на себя бремя исполнения непопулярных решений. Только ему полностью доверял монарх.

В 1817—25 по поручению Александра I Аракчеев занимался организацией военных поселений, будучи назначенным их начальником. Первоначально он был противником создания военных поселений, но затем подчинился воле Государя. В проекте военных поселений имелось рациональное зерно, о котором умалчивали историки либерального и социалистического толка. Военные поселения, по замыслу Царя, должны были значительно сократить государственные расходы на содержание армии, ликвидировать рекрутские наборы в мирное время и тем самым облегчить экономическое положение страны, создать зажиточное военно-земледельческое сословие, обеспечить прикрытие границ и сократить передислокацию войск в случае военных действий. В управлении военными поселениями чисто военные функции (боевая подготовка войск) сочетались с хозяйственными (организация строительных и мелиоративных работ, транспорта, промышленности и сельского хозяйства). Одновременно при их создании использовались крайние формы принуждения (насильственное прикрепление поселян к земле, лишение их права заниматься торговлей, отходничеством и промыслами, регламентация многих сторон жизни и т. д.), что приводило к разорению поселенческих крестьян и иногда довольно масштабным волнениям и даже восстаниям.

Одновременно с организацией военных поселений Аракчеев разработал по поручению Царя в 1818 проект освобождения крестьян. Согласно этому проекту крепостные крестьяне с согласия помещиков постепенно выкупались казной. Кроме того, государство должно было выкупать по две десятины пахотной земли на каждую ревизскую душу. На покупку крестьян и земли правительство должно было отпускать ежегодно по 5 млн. руб. Проект Аракчеева получил одобрение Александра I, но вместе с тем стал известен дворянским кругам и вызвал с их стороны сильное противодействие. В итоге Александр I не стал представлять его на обсуждение в Государственный Совет.

В 1823—24 Аракчеев выступил с санкции Императора фактическим главой «православной оппозиции» или «русской партии», которая смогла добиться в 1822 запрета масонских лож и отправить в 1824 в отставку кн. А. Н. Голицына, министра духовных дел и народного просвещения, который был проводником экуменического и мистико-космополитического курса в конфессиональной политике и в образовании. Аракчеев опирался в борьбе против Голицына на архимандрита Юрьевского Фотия (Спасского), митр. Серафима (Глаголевского), А. С. Шишкова, М.Л. Магницкого и др. Вопрос о существовании и деятельности «русской партии» одним из первых поставил эмигрантский историк П. Н. Богданович. Опираясь на донесение французского посла Лаферонне, который писал в окт. 1823 о «русской партии» и ее главе — Аракчееве, Н. П. Богданович высказал ряд интересных соображений о «русской партии», которые не могут игнорироваться историками, заинтересованными в объективном исследовании жизни и деятельности Аракчеева. В частности, он писал: «Кто мог быть на верхах этой партии? Можно думать, что к ним в свое время принадлежали — великая княгиня Екатерина Павловна, генерал князь Багратион, председатель Государственного Совета Салтыков, председатель Комитета министров Вязьмитинов, государственный секретарь Шишков, генерал-адъютант Балашов — все люди, с которыми Аракчеев был очень близок и которые его очень ценили. Русские историки к вопросу о “русской партии” в эпоху Александра еще не подходили серьезно, а самое главное — беспристрастно: в России защита русских интересов почти всегда была занятием проигрышным, вплоть до лишения жизни (император Павел I и Александр II). Для нас же упоминание французского посла — очень ценно, как лишняя, новая и достоверная данная к пониманию Аракчеева, его государственной деятельности, и просто, как цельного русского человека. И это упоминание еще больше объясняет причины той вражды, которая преследовала гр. Аракчеева безостановочно. Не трудно представить себе, что предпринимали другие “партии”, чтобы парализовать деятельность их общего врага — “русской партии”, а в особенности ее возглавителя». Ныне очевидно, что Аракчеев способствовал установлению основ того курса, который уже в царствование Николая I стал ассоциироваться с формулой гр. С. С. Уварова: «Православие — Самодержавие — Народность».

2-я пол. 1825 — н. 1826 стали переломными в политической карьере Аракчеева. В июне 1825, отправляясь на юг, после периода длительных раздумий и колебаний, Александр І поручил Аракчееву разобраться с делом о декабристском заговоре, основные фигуры которого давно были известны Царю. Однако 10 сент. в Грузине дворовые люди убили Н. Ф. Минкину — экономку графа, которая была его фавориткой более 25 лет. Аракчеев был настолько потрясен ее смертью, что впервые в своей сознательной жизни не смог вести государственные дела и не выполнил важнейшего поручения монарха. Хорошо информированные современники считали, что если бы Аракчеев вовремя осуществил расследование, то «никогда бы возмущения гвардии 14 дек. на Исаакиевской площади не случилось — затеявшие бунт были бы заблаговременно арестованы». Вторым ударом для Аракчеева стала неожиданная кончина Императора 19 нояб. 1825. Заняв престол в беспрецедентно тяжелой обстановке, Николай I пошел на некоторые уступки т. н. «общественному мнению» и освободил Аракчеева от заведования делами Комитета министров. За ним некоторое время сохранялась лишь должность главного над военными поселениями начальника, но и на ней он пробыл недолго. В апр. 1826 новый Император удовлетворил просьбу Аракчеева о бессрочном отпуске для поездки за границу на лечение. Там Аракчеев издал собрание писем к нему Александра I. После возвращения из-за границы граф постоянно жил в Грузине, изредка выезжая к друзьям и родственникам, полностью отойдя от какой бы то ни было политической деятельности.

В последние годы жизни Аракчеев особенно много занимался устройством имения, старался вникнуть во все стороны хозяйственной жизни, читал много литературы по экономике. Благодаря его патронажу, крестьяне в Грузине жили в основном в достатке, многие дома были крыты железом, имелся госпиталь, где крестьяне могли получить бесплатную медицинскую помощь, здесь же по инициативе Аракчеева был создан заемный банк для крестьян, где они были обязаны брать ссуды для покупки семян, скота и т. д. При этом Аракчеев был строгим хозяином и наказывал за пьянство и лень. Само Грузино было обустроено по проектам лучших архитекторов и художников того времени.

После смерти Александра І Аракчеев составил завещание на сумму 50 тыс. руб. для написания полной и достоверной книги о жизни и деятельности своего покровителя, которую следовало издать через 100 лет, когда этот капитал должен был вырасти минимум до 800 тыс. руб. Очевидно, что он не боялся суда истории и ждал времени, когда страсти вокруг его имени улягутся и он мог бы рассчитывать на взвешенную и объективную оценку своей деятельности. Незадолго до смерти Аракчеев внес в казну 300 тыс. руб. На проценты с них должны были постоянно учиться 12 воспитанников Новгородского кадетского корпуса. После смерти Аракчеева, поскольку он не вписал в завещание имени наследника, Николай І особым указом передал Грузино, а также деньги, вырученные от продажи принадлежавших Аракчееву недвижимого и движимого имущества с аукциона, в распоряжение Новгородского кадетского корпуса, который стал именоваться Аракчеевским. Сюда же была передана значительная часть богатейшей библиотеки Аракчеева, составляющей 15 тыс. томов, в т. ч. на иностранных языках, и его архива.

Минаков А.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Аракчеевы - графы и дворяне. О происхождении этой фамилии, как видно из III ч. "Общего гербовника российских дворянских родов", известно, что Аракчеевы происхождения древнего и благородного и за службу российскому престолу "жалованы были от государей поместьями и на оные грамотами". В "Родословной книге" (изд. "Русской Старины") генеалогия А. начинается словами: "Грамотой царей Иоанна и Петра Алексеевичей от 6 марта 1695 г. новгородец Иван Степанович Аракчеев "за службу предков и своего отца и за свою собственную службу во время войны с Польшей при царе Алексее Михайловиче" пожалован в вотчину пустошами в Бежецкой пятине, в погостах Никольском и Петровско-Тихвинском, в тогдашнем уезде Новгородском". - Потомки Ивана Степановича служили в XVIII ст. в военной службе и один из них, Василий Степанович, участвовал в турецком походе под предводительством графа Миниха, был ранен под Очаковом и уволен от службы с награждением чином генерал-поручика. - Родной племянник последнего, Андрей Андреевич" вышел в отставку поручиком, поселился в. Бежецком уезде, где ему досталась по наследству деревня с 20 душами крестьян, и умер в 1797 г. От брака с Елизаветой Андреевной Ветлицкой (род. 1750 г., 17 июля 1820 г.) у Андрея Андреевича осталось три сына: Алексей Андреевич, сначала барон, а потом граф Петр Андреевич - флигель-адъютант императора Александра I и Андрей Андреевич - генерал-майор и комендант в Киеве.

Граф Алексей Андреевич род. в имении своего отца, в Новгородской губ., 23 сентября 1769 г. Первоначальное образование его под руководством сельского дьячка состояло в изучении русской грамоты и арифметики. К последней науке мальчик чувствовал большую склонность и усердно занимался ею. Желая поместить своего сына в артиллерийский кадетский корпус, Андрей Андреевич повез его в С.Петербург. Много пришлось испытать бедному помещику. При записи в военное училище предстояло издержать до двухсот руб., а денег у Андрея Андреевича не было. И что же делает бедный помещик в таких трудных обстоятельствах? Андрей Андреевич с сыном, собиравшийся оставить столицу по неимению средств, отправился в первый воскресный день к с. петербургскому митрополиту Гавриилу, который раздавал бедным деньги, присылавшиеся Екатериной II на этот предмет, на долю помещика А. достались от митрополита три серебряных рубля. Получив еще некоторое пособие от г-жи Гурьевой, Андрей Андреевич, перед отъездом из С. Петербурга, решил попытать счастья: он явился к Петру Ивановичу Мелиссино, от которого зависела судьба сына его. Петр Иванович благосклонно отнесся к просьбе Андрея Андреевича и молодой А. был принят в корпус. Быстрые успехи в науках, особенно в математике, доставили ему вскоре (в 1787 г.) звание офицера. В свободное время А. давал уроки по артиллерии и фортификации сыновьям графа Николая Ивановича Салтыкова, которому он был рекомендован первым его благодетелем, тем же Петром Ивановичем Мелиссино. Преподавание сыновьям графа Салтыкова увеличило недостаточное жалованье Алексея Андреевича. Спустя некоторое время наследник престола Павел Петрович обратился к графу Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера. Гр. Салтыков указал на Аракчеева и отрекомендовал его с самой лучшей стороны. Алексей Андреевич в полной мере оправдал рекомендацию точным исполнением возлагавшихся на него поручений, неутомимою деятельностью, знанием военной дисциплины, строгим подчинением себя установленному порядку. Все это вскоре расположило к А. великого князя. Алексей Андреевич был пожалован комендантом Гатчины и впоследствии начальником всех сухопутных войск наследника. По восшествии на престол, император Павел Петрович пожаловал весьма много наград, особенно - приближенным. А. не был забыт: так, будучи полковником, он был пожалован 7 ноября 1796 г. (год восшествия на престол императора Павла) с.-петербургским комендантом; 8 числа произведен в генералмайоры; 9 - в майоры гвардии Преображенского полка; 12 - кавалером орд. св. Анны 1-й ст.; в следующем году (1797) 5 апреля, на 28 году от роду, ему пожаловано баронское достоинство и орден св. Александра Невского. Кроме того, государь, зная недостаточное состояние барона А., пожаловал ему две тысячи крестьян с предоставлением выбора губернии. А. затруднялся в выборе имения. Наконец выбрал село Грузино Новгородской губернии, ставшее в последствии историческим селом. Выбор был утвержден государем. Но недолго пришлось А. пользоваться благорасположением императора. 18 марта 1798 г. Алексей Андреевич был отставлен от службы с чином, впрочем, генерал-лейтенанта. Не прошло нескольких месяцев как А. был принят снова на службу. 22 декабря того же 1798 г. ему велено состоять генерал-квартирмейстером, а 4 января следующего года он назначен командиром гвардии артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии; 8 января пожалован командором ордена св. Иоанна Иерусалимского; 5 мая - графом Российской империи за отличное усердие и труды, на пользу службы подъемлемые. 1 октября того же года отставлен от службы в другой раз. На этот раз отставка продолжалась до нового царствования. В 1801 г. на престол взошел император Александр Павлович, с которым гр. Алексей Андреевич хорошо сблизился по службе еще как с наследником престола. 14 мая 1803 г. гр. А. был принят на службу с назначением на прежнее место, т.е. инспектором всей артиллерии и командиром лейб-гвардии артиллерийского батальона. В 1805 г. находился при государе в Аустерлицком сражении; в 1807 г. произведен в генералы от артиллерии, а 13 января 1808 г. назначен военным министром; 17 того же января сделан генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии с подчинением ему комиссариатского и провиантского департаментов. В войну с Швецией гр. А. принимал деятельное участие, в феврале 1809 г. он отправился в Або. Там некоторые генералы, в виду приказания государя перенести театр войны на шведский берег, выставляли разные затруднения. Много препятствий пришлось претерпеть русским войскам, но гр. А. энергично действовал. Во время движения русских войск к Аландским островам, в Швеции последовала перемена в правлении: вместо Густава Адольфа, сверженного с престола, стал королем Швеции дядя его, герцог Зюдерманландский. Защита Аландских островов была вверена генералу Дебельну, который, узнав о стокгольмском перевороте, вступил в переговоры с командиром русского отряда Кноррингом о заключении перемирия, что и было сделано. Но гр. А. не одобрил поступка Кнорринга и, при свидании с генералом Дебельном, сказал последнему, что "он прислан от государя не перемирие делать, а мир". Последующие действия русских войск были блистательны: Барклайде-Толли совершил славный переход через Кваркен, а гр. Шувалов занял Торнео. 5 сентября был подписан русскими и шведскими уполномоченными Фридрихсгамский мир, по которому, как известно, отошли к России: Финляндия, часть Вестро-Ботнии до реки Торнео и Аландские острова. Во время его управления министерством изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны. Особенным вниманием гр. А. пользовалась артиллерия: он дал ей новую организацию, принял разные меры для возвышения уровня специального и общего образования офицеров, привел в порядок и улучшил материальную часть и т.д.; выгодные последствия этих улучшений не замедлили обнаружиться во время войн 1812-14 гг. В 1810 г. гр. А. оставил военное министерство и назначен председателем департамента военных дел во вновь учрежденном тогда государственном совете, с правом присутствовать в комитете министров и сенате. Во время Отечественной войны, главным предметом забот гр. А. было образование резервов и снабжение армии продовольствием, а после водворения мира, доверие императора к А. возросло до того, что на него было возложено исполнение высочайших предначертаний не только по вопросам военным, но и в делах гражданского управления. В это время особенно стала занимать Александра I мысль о военных поселениях в обширных размерах. По некоторым сведениям, гр. А. сначала обнаруживал явное несочувствие этой мысли; но как бы то ни было, однако, в виду непреклонного желания государя, он повел дело круто, с беспощадной последовательностью, не стесняясь ропота народа, насильственно отрываемого от вековых, исторически сложившихся обычаев и привычного строя жизни. Целый ряд бунтов среди военных поселян был подавлен с неумолимою строгостью; внешняя сторона поселений доведена до образцового порядка; до государя доходили лишь самые преувеличенные слухи о их благосостоянии, и многие даже из высокопоставленных лиц, или не понимая дела, или из страха перед могущественным временщиком, превозносили новое учреждено непомерными похвалами. Влияние гр. А. на дела и могущество его продолжалось во все царствование императора Александра Павловича. Будучи влиятельнейшим вельможею, приближенным государя, гр. А., имея орден Александра Невского, отказался от пожалованных ему других орденов: в 1807 г. от ордена св. Владимира и в 1808 - от орд. св. апостола Андрея Первозванного и только оставил себе на память рескрипт на орден Андрея Первозванного. Удостоившись пожалования портрета государя, украшенного бриллиантами, гр. Алексей Андреевич бриллианты возвратил, а самый портрет оставил. Говорят, что будто бы император Александр Павлович пожаловал мать гр. А. статс-дамою. Алексей Андреевич отказался от этой милости. Государь с неудовольствием сказал: "Ты ничего не хочешь от меня принять!" - "Я доволен благоволением Вашего Императорского Величества" - отвечал А., - "но умоляю не жаловать родительницу мою статс-дамою; она всю жизнь свою провела в деревне; если явится сюда, то обратит на себя насмешки придворных дам, а для уединенной жизни не имеет надобности в этом украшении". Пересказывая об этом событии приближенным, гр. Алексей Андреевич прибавил: "только однажды в жизни, и именно в сем случае, провинился я против родительницы, скрыв от ее, что государь жаловал ее. Она прогневалась бы на меня, узнав, что я лишил ее сего отличия" (Словарь достопам. людей русской земли, изд. 1847 г.). В 1825 г. 19 ноября скончался Александр Благословенный. С кончиною этого государя переменилась и роль гр. А. Сохранив звание члена государственного совета, гр. А. отправился путешествовать за границу; здоровье его было надломлено событием в его частной жизни - убийством его дворовыми в Грузине давнишней (с 1800 г.) управительницы имения, Н. Ф. Минкиной. А. был в Берлине и Париже, где заказал для себя столовые бронзовые часы с бюстом покойного императора Александра I, с музыкой, которая играет только один раз в сутки, около 11 часов по полудни, в то приблизительно время, когда Александр Павлович скончался, молитву "Со святыми упокой". Возвратясь из заграницы, гр. А. посвятил дни своей жизни хозяйству, привел в блестящее состояние село Грузино и часто вспоминал о своем благодетеле - покойном императоре; берег, как святыню, все вещи, которые напоминали императора в неоднократные его посещения с. Грузино. В 1833 г. гр. А. внес в государственный заемный банк 50 т. руб. ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке девяносто три года неприкосновенною со всеми процентами: три четверти из этого капитала должны быть наградою тому, кто напишет к 1925 г. (на русском языке) историю (лучшую) царствования императора Александра I, остальная четверть этого капитала предназначена на издержки по изданию этого труда, а также на вторую премию, и двум переводчикам по равной части, которые переведут с русского на немецкий и на французский языки удостоенную первой премии историю Александра I. Гр. Аракчеев соорудил Благословенному перед соборным храмом своего села великолепный бронзовый памятник, на котором сделана следующая надпись: "Государю Благодетелю, по кончине Его". Последним делом гр. А., на пользу общую, было пожертвование им 300 т. руб. для воспитания из процентов этого капитала в Новгородском кадетском корпусе бедных дворян Новгородской и Тверской губерний. - Здоровье гр. А. между тем слабело, силы изменяли. Император Николай Павлович, узнав о его болезненном состоянии, прислал к нему в Грузино лейб-медика Вилье, но последний не мог ему уже помочь и накануне Воскресения Христова, 21 апреля 1834 года, граф Алексей Андреевич А. скончался, "не спуская глаз с портрета Александра, в его комнате, на том самом диване, который служил кроватью Самодержцу Всероссийскому". - Прах гр. Аракчеева покоится в храме с. Грузина, у подножия бюста императора Павла I. - Он был женат с 4 февраля 1806 г. на дворянке Наталье Федоровне Хомутовой, но вскоре с нею разошелся.

Гр. Аракчеев был роста среднего, сухощав, имел вид суровый, глаза огненного блеска. С детства угрюмый и необщительный, А. оставался таким и в продолжении всей жизни. При недюжинном уме и бескорыстии, он умел помнить и добро, когда либо кем ему сделанное. Кроме угождения воле монаршей и исполнения требований службы, он ничем не стеснялся. Суровость его нередко вырождалась в жестокость, и время его почти безграничного владычества - (последние годы первой четверти нашего века) - было своего рода террором, так как все трепетали перед ним. Вообще, память по себе он оставил недобрую, хотя любил строгий порядок и был расчетлив. Еще в 1816 г. император Александр I утвердил духовное завещание графа А., поручив хранение завещания правительствующему сенату, Завещателю предоставлено было избрать наследника, но гр. А. не исполнил этого; в распоряжениях же А. было сказано следующее: "ежели бы дни его прекратились прежде избрания им достойного наследника, то сие избрание предоставляет он Государю Императору". Вследствие такой воли графа, желая с одной стороны упрочить нераздельное владение имением покойного и благосостояние крестьян его, а с другой - сохранить имя А. таким способом, который бы соответствовал всегдашнему его стремлению к пользе общественной, имп. Николай I признал за лучшее средство отдать навсегда Грузинскую волость и всю принадлежащую к ней движимость в полное и нераздельное владение Новгородскому кадетскому корпусу, получившему с тех пор название Аракчеевского (ныне находящемуся в Нижнем Новгороде) с тем, чтобы он обращал доходы, получаемые с имения, на воспитание благородного юношества, и принял имя и герб завещателя. - Род А. не существует. Обширный материал для характеристики гр. А. и его времени собран на страницах "Русской Старины", изд. 1870 - 1890, также см. "Русский Архив" (1866 г. ј6 и 7, 1868 г. ј 2 и 6, 1872 г. ј 10, 1876 ј 4); "Древняя и Новая Россия" (1875 г. ј 1 - 6 и 10); Ратч, "Биография гр. Аракчеева" (Воен. Сборн., 1861); Булгарин, "Поездка в Грузино" (Спб., 1861); Глебова, "Слово об Аракчееве" (Воен. Сборн., 1861 г.) и др.

Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон Энциклопедический словарь.


Алексей Андреевич Аракчеев 1769-1834 - Генерал от артиллерии. Со времен Пушкина, написавшего на А.А.Аракчеева язвительную эпиграмму, "аракчеевщина" вошла в отечественную историю как символ реакционности. Между тем знаменитый "реакционер", как свидетельствуют историки, имел несомненные государственные и военные заслуги, отличался необыкновенной честностью и трудолюбием. Полагают, что Аракчеев мог бы остаться в памяти потомков более привлекательной личностью, если бы самодержцы, которым он беззаветно служил, не использовали его способности односторонне.

На формировании его личности, возможно, сказались трудности и унижения, с которыми он столкнулся, приехав молодым юношей из Новгородской губернии в Петербург поступать в Артиллерийский и Инженерный кадетский корпус. Будучи сыном бедного помещика, не имея средств и связей, Алексей Аракчеев был принят туда лишь благодаря милости директора корпуса, сжалившегося над обнищавшими в негостеприимной столице юношей и его отцом. В корпусе Аракчеев быстро выдвинулся в число лучших кадет, по выпуску получил чин офицера и был оставлен при корпусе преподавателем-репетитором, вскоре стал там начальником гренадерской команды. Как способный офицер был рекомендован графу Н.Салтыкову, президенту Военной коллегии, который, в свою очередь, порекомендовал его помощником великому князю-наследнику Павлу, создававшему в Гатчине "для экзерциций" свои войска. В 1792 - 1796 гг. Аракчеев возглавлял у Павла артиллерию, а затем все сухопутные войска. В Гатчине навыки прусской системы обучения войск, перед которой преклонялся князь-наследник, стали и навыками Аракчеева.

При восшествии на престол (1796 г.) Павел 1 пожаловал своему помощнику чин генерал-майора, орден святой Анны 1-й степени, вотчину Грузине в Новгородской губернии и назначил его комендантом Петербурга. В следующем году он удостоил его титулом барона, орденом святого Александра Невского и поручил еще две должности - генерал- квартирмейстера всей армии и командира лейб-гвардии Преображенского полка. Отношения Аракчеева со вспыльчивым и неуравновешенным Павлом были все же неровными. В феврале 1798 г. он попал в опалу (когда застрелился обиженный им офицер) и отставлен от службы с пожалованием чина генерал-лейтенанта. Но уже в мае Павел возвращает его к себе, назначает на прежнюю должность генерал-квартирмейстера, поручает еще пост инспектора всей артиллерии, жалует графским титулом. Аракчеев помог Павлу провести ряд мероприятий, улучшивших организацию русской армии, особенно артиллерию, но, следуя примеру императора, усердствовал в насаждении суровых форм воинской дисциплины и прусских методов обучения войск. Он был педантично требовательным и взыскательным, но без садизма, который ему приписывала молва. "Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, - говорил Алексей Андреевич, - да что делать? Таким меня бог создал". В октябре 1799 г. он вновь попал в опалу (за попытку отвести от своего брата наказание по службе), получил отставку и уехал в свое имение Грузине.

Вступивший в 1801 г. на престол Александр Павлович окружил себя новыми людьми, но не забыл и Аракчеева, достоинства и недостатки которого он хорошо знал. В 1803 г. он вызвал его из отставки и назначил инспектором всей артиллерии. На этом посту генерал Аракчеев усердно внедрял новую организацию артиллерии и развивал систему ее снабжения. В военной кампании 1805 г. он сумел быстро наладить доставку в армию артиллерийских боеприпасов; находясь в свите царя, присутствовал при Аустерлицком сражении. После кампании сосредоточился на улучшении подготовки артиллерийских кадров, составил "Наставление батарейным командирам", способствовавшее совершенствованию тактики русской артиллерии в войне 1806 - 1807 гг. В 1807 г. Алексей Андреевич был произведен в генералы от артиллерии, в январе следующего года назначен военным министром, а также инспектором всей пехоты и артиллерии.

Военный министр Аракчеев принял деятельное участие в русско-шведской войне 1808 - 1809 гг. Много усилий он затратил на комплектование действующей армии и обеспечение ее всеми необходимыми средствами. В феврале 1809 г. Аракчеев выехал на финский театр войны и, несмотря на сопротивление главнокомандующего русской армией Кнорринга, организовал проведение труднейшего зимнего перехода войск через Ботнический залив с целью переноса боевых действий на территорию Швеции. Это решило исход войны. Военный министр отказался принять от царя высшую награду - орден святого Андрея Первозванного, сославшись на то, что непосредственного участия в походе не принимал. Александр нашел другой способ наградить его: повелел войскам отдавать военному министру положенные ему почести и в местах пребывания царя.

В 1808 - 1810 гг. Аракчеев активно участвовал в проведении военных реформ, что помогло русской армии успешно подготовиться к Отечественной войне 1812 г. Особенно много было сделано для артиллерии: она выделена в отдельный род войск, состоявший из рот и бригад, введена система экзаменов, учебных занятий и боевых стрельб, усовершенствована материальная часть, при артиллерийском управлении создан научно-технический отдел, положено начало изданию "Артиллерийского журнала".

Обиженный тем, что учреждение Государственного совета состоялось без всякого согласования с ним, Аракчеев в январе 1810 г. отпросился с поста военного министра, мотивируя это тем, что время требует "более просвещенных министров". Царь, приняв отставку, счел необходимым назначить Алексея Андреевича в Государственный совет председателем департамента военных дел.

В Отечественную войну 1812 г. Аракчеев неусыпно занимался вопросами подготовки резервов для армии и снабжения ее продовольствием. Выехав в декабре 1812 г. к армии, Александр 1 взял с собой Аракчеева и уже не расставался с ним до окончания военных действий в Европе. В Париже 31 марта 1814 г. он подготовил указ о производстве в генерал-фельдмаршалы вместе с Барклаем-де-Толли и Аракчеева, но тот отказался от такой почести, считая ее для себя слишком высокой.

В конце 1815 г. графу Аракчееву был поручен "надзор за ходом дел" в Комитете министров, и он фактически руководил внутренней политикой, оставаясь верным помощником царя, стараясь во всем исполнять его волю. Примером тому стала система военных поселений, создававшихся по инициативе Александра 1. Они устраивались, начиная с 1810 г. После войны для того, чтобы уменьшить военные расходы, такие поселения формировались по примеру казачьих полков и располагались вдоль западных границ. Назначенный начальником корпуса военных поселений, Алексей Андреевич снискал себе на этой должности печальную славу, поскольку затея царя с самого начала была нежизнеспособной и требовала принудительных мер. Система военных поселений все же пережила своих создателей и окончательно отмерла лишь при Александре II.

Суровый и грубый Аракчеев был строг к себе и берег свое честное имя. Примером этому однажды стала записка, приколотая к двери его приемной и предназначенная для чтения посетителями: "Я, Влас Васильев, камердинер Алексея Андреевича, сим сознаюсь, что в день Нового года я ходил с поздравлениями по многим господам, и они пожаловали мне в виде подарков..." и далее поименно перечислялось, кто именно и сколько дал Васильеву денег. Вслед за камердинером горько раскаиваться пришлось тем, кто попал в этот список.

В 1825 г. Аракчеев пережил два удара судьбы. Вначале он потерял свою ближайшую подругу, экономку Н.Минкину, являвшуюся его фавориткой более 25 лет (была убита дворовыми людьми). В ноябре в Таганроге неожиданно скончался Александр 1. Пребывая в депрессии, Алексей Андреевич не сделал никаких попыток сблизиться с новым императором Николаем 1. Тот, в свою очередь, не простил ему бездеятельности 14 декабря, когда мятеж декабристов поставил под угрозу судьбу престола. 20 декабря Аракчеев был освобожден от заведования делами Комитета министров и перестал быть членом Государственного совета, а в апреле следующего года отпущен и с должности главного над военными поселениями.

После смерти Александра 1 Аракчеев составил завещание на сумму 50 тыс. рублей для написания книги о жизни и деятельности своего покровителя, которую следовало издать через 100 лет, с тем чтобы эта книга была как можно правдивее.

В последние годы Алексей Андреевич занимался устройством своего имения, заботясь о его прибыльности. Умер он 21 апреля 1834 г. и был похоронен с отданием всех воинских почестей. Умирая, он сказал: "Теперь я все сделал и могу вернуться к императору Александру". Прямых наследников Аракчеев не оставил. Указом Николая 1 имение и капитал Алексея Андреевича были переданы в распоряжение Новгородского кадетского корпуса, сюда же отдана значительная часть богатой библиотеки умершего. На карте мира есть Аракчеевы острова (в составе Маршалльского архипелага), открытые в 1817 г. мореплавателем О.Е.Коцебу.

Использованы материалы кн.: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII - начала XX века. М. 1997 г.


А.А.Аракчеев. Жудожник Дж. Доу. 1823 г.

АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич (23.9.1769, село Гарусово Вышневолоцкого уезда Тверской провинции Новгородской губернии — 21.4.1824, село Грузине Тихвинского уезда Новгородской губернии), граф (5.5.1799), генерал от артиллерии (27.6.1807). Из дворянского рода, известного с конца XVI в.; сын отставного поручика лейб-гвардии Преображенского полка, мелкого помещика (имел 20 душ крестьян). Образование получил в Шляхетном артиллерийском и инженерном корпусе. Службу начал 27.9.1787 поручиком, преподавателем математики и артиллерийского дела при корпусе. С 24.7.1790 старший адъютант Директора корпуса, покровительствовавшего ему ген. Милиссино. Одновременно преподавал в семье графа Н.И. Салтыкова. Вскоре Милиссино рекомендовал А. великому князю Павлу Петровичу, и А. 4.9.1792 получил пост командира роты. С 8.10.1792 командир артиллерийской роты, а с дек. 1794 инспектор гатчинской артиллерии (а с янв. 1796 еще и пехоты). Одновременно в янв. 1796 А. стал Гатчинским губернатором. 28.6.1796 А. был произведен в подполковники артиллерии и полковники войск Наследника. Пользовался безграничным доверием Павла и после его вступления (6.11.1796) на престол сделал стремительную карьеру: с 7.11.1796 Петербургский городской комендант (до февр. 1797) и шеф по хозяйственной части лейб-гвардии Преображенского полка, 8 нояб. произведен в генерал-майоры, 9 нояб. — в майоры гвардии с назначением командиром сводного гренадерского батальона лейб-гвардии Преображенского полка, 12 нояб. пожалован богатыми имениями в Грузинской волости Новгородской губернии. 5.4.1797 А. пожалован титулом барона, 19 апр. назначен генерал-квартирмейстером всей армии, а 10 авг. также и командиром лейб-гвардии Преображенского полка. Импонировал Павлу 1 своей приверженностью к порядку и требовательностью к подчиненным. Однако чрезмерная строгость и придирчивость А. вызвали целый ряд жалоб на него императору. 1.2.1798 он был уволен в отпуск «по болезни» и за ним было сохранено лишь звание генерал-квартирмейстера и то лишь до 2 февр. 18.3.1798 А. уволен в отставку «без прошения» с производством в генерал-лейтенанты. Но уже 11 авг. А. был вновь принят на службу и назначен в Свиту императора, его карьера вновь начала стремительно развиваться: 22 дек. он вторично занял пост генерал-квартирмейстера всей армии, 4.1.1799 стал командиром лейб-гвардии артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии, 5 мая на его гербе появился собственноручно составленный Павлом I девиз «Без лести предан». Вскоре А. при докладе Павлу I «прикрыл» своего родного брата, свалив вину на других. Павел узнал об этом и 1.10.1799 А. потерял расположение императора и все свои посты, ему был запрещен въезд в столицы. Незадолго до своей гибели Павел вызвал А. в Петербург, но тот прибыл уже после смерти императора. После этого А. вернулся в Грузине. Лишь 27.4.1803 он был вызван в Петербург и 14.5.1803 назначен инспектором всей артиллерии и командиром лейб-гвардии артиллерийского батальона. Был приближен Александром I и 12.12.1807 был назначен состоять при императоре по артиллерийской части с правом издавать указы от имени государя. Провел крупномасштабную реорганизацию русской артиллерии, что значительно повысило ее боеспособность. С 13.1.1808 по 1.1.1810 военный министр, одновременно был с 17.1.1808 по 1819 генерал-инспектором всей артиллерии и с 17.1.1808 генерал-инспектором всей пехоты. 26.1.1808 А. поручено командование Военно-походной канцелярией императора и фельдъегерским корпусом. 30.8.1808 имя А. присвоено Ростовскому мушкетерскому полку. С 1808 сенатор. С созданием 1.1.1810 Государственного совета стал его членом. С 1.1.1810 по 30.3.1812 и с 10.1.1816 по 30.4.1826 председатель Департамента военных дел Государственного совета. В 1811—12 Александр I сильно охладел к А. и тот потерял свое выдающееся положение при дворе. Во время Отечественной войны 1812 находился при императоре. Убедил императора оставить армию и уехать в столицу, при этом А., по собственным словам, руководствовался не военной необходимостью, а заботой о безопасности Александра I. Ведал комплектованием и пополнением войск, созданием ополчения. После разгрома Франции Александр 131.3.1814 произвел А. в генерал-фельдмаршалы, но тот, заявив, что этот чин может быть присвоен лишь военачальнику, командовавшему крупными воинскими соединениями, отказался принять его. С 1815 стал главным сановником империи, сосредоточив в своих руках руководство Государственным советом, Комитетом министров, Собственной Его Величества канцелярией. Он стал единственным докладчиком императору по главным вопросам. Хотя А. и возражал против создания военных поселений, он в 1819 был назначен их главным начальником, а 3.2.1821 — 30.4.1825 занимал пост главного начальника Отдельного корпуса военных поселений. После смерти Александра I позиции А. сильно пошатнулись, 30,4.1826 он был уволен в отпуск и уехал на лечение в Карлсбад, а вернувшись в Россию, поселился в любимом имении Грузино. В 1832 пожертвовал 50 тыс. рублей на создание Новгородского (позже Нижегородского) кадетского корпуса, который в 1834 получил его имя (т.к. А. не написал завещания, Николай 1 после его смерти передал его состояние — ок. 1,5 млн. рублей — этому корпусу).

Использованы материалы книги: Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь, Москва, 2003


ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ А. А. АРАКЧЕЕВА

23 сентября 1769 — родился в селе Гарусово; именины праздновал 5 октября. 2 февраля 1782 (или 20 июля, или 10 октября 1783) — принят кадетом в Ар­тиллерийский и инженерный кадетский корпус.

27 сентября 1787 — получил чин поручика; начинает преподавать математи­ку в корпусе, а также сыновьям Н.И. Салтыкова.

24 июля 1790 — назначен старшим адъютантом директора Артиллерийского и инженерного кадетского корпуса П.И. Мелиссино.

1792 — определен к великому князю Павлу Петровичу в Гатчину.

8 октября 1792 — получил чин премьер-майора (капитана артиллерии).

5  августа 1793 —получил чин подполковника (майора артиллерии).

28  июня 1796 — получил чин полковника.

6  ноября 1796 — смерть Екатерины II; начало царствования Павла I.

8  ноября 1796 — получил чин генерал-майора; назначен петербургским ко­мендантом.

9  ноября 1796 — назначен командиром сводного гренадерского батальона лейб-гвардии Преображенского полка.

13 ноября 1796 — кавалер ордена св. Анны.

12 декабря 1796 — получил во владение село Грузино Новгородской губернии.

5 апреля 1797 — пожалован титул барона.

19 апреля 1797 — назначен генерал-квартирмейстером всей армии.

10  августа 1797 — назначен командиром лейб-гвардии Преображенского полка.

1 февраля 1798 — за оскорбление квартирмейстерского подполковника Лена, покончившего с собой, уволен в отпуск (с сохранением должности генерал-квартирмейстера).

18 марта 1798 — отставлен от службы в чине генерал-лейтенанта.

11  августа 1798 — вновь призван Павлом I на службу.

22 декабря 1798 — снова занял должность генерал-квартирмейстера.

4 января 1799 — назначен инспектором всей артиллерии.

5  мая 1799 — пожалован титул графа; Павел I собственноручно прибавил к гербу Аракчеева девиз «Без лести предан».

1 октября 1799 — отставлен за ложное донесение о краже в Арсенале.

Ночь с 11 на 12 марта 1801 — убийство Павла I; начало царствования Алек­сандра I.

26 апреля 1803 — письмо Александра I к Аракчееву в Грузино с вызовом на службу.

14 мая 1803 — назначен инспектором всей артиллерии.

20 ноября 1805 — находился в свите Александра I во время Аустерлицкого сражения; участвовать в бою отказался.

4 февраля 1806 — женитьба.

27 июля 1807 — получил чин генерала от артиллерии.

13 января 1808 — назначен военным министром.

17 января 1808 — назначен генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии.

26 января 1808 — директор военно-походной канцелярии императора.

30 августа 1808 — Александр I предписывает Ростовскому мушкетерскому полку носить имя Аракчеева.

Февраль — начало марта 1809 — организует наступление по льду Ботниче­ского залива (на заключительном этапе Русско-шведской войны); сам в боевых действиях участия не принимает.

6  сентября 1809 — награжден орденом Андрея Первозванного; возвращает орден императору, оставляя у себя лишь рескрипт о награждении.

7 сентября 1809 — указ о воздавании почестей Аракчееву в присутствии им­ператора.

Декабрь 1809 — недовольный тем, что государственные реформы готовятся без его участия, подает Александру I прошение об отставке; отставка не при­нята.

1 января 1810 — назначен председателем Военного департамента Государ­ственного совета (пост военного министра занял М.Б. Барклай де Толли).

17 июня 1812 — военный министр (до 1814).

1813 — апрель 1814 — сопровождает Александра I во время заграничного похода.

1814, 31 марта— император предлагает Аракчееву чин фельдмаршала; тот отказывается.

13 мая 1814 — уходит в отпуск «для поправления здоровья».

6 августа 1814 — призван императором к исполнению службы.

30 августа 1814 — принял портрет Александра I для ношения на шее.

1816 — учреждение военных поселений в Новгородской губернии и на Укра­ине.

30 июня — 2 августа 1819 — бунт военных поселян в Чугуеве; Аракчеев ру­ководит из Харькова подавлением бунта.

3 февраля 1821 — военно-поселенческие полки объединены в Отдельный корпус с Аракчеевым во главе.

10 сентября 1825 — убийство в Грузине Н. Минкиной; Аракчеев отходит от государственных дел; учиняет расправу над причастными к убийству.

19 ноября 1825 — Александр I умер в Таганроге.

30 ноября 1825 — Аракчеев принял присягу императору Константину и объя­вил о возвращении к делам.

14 декабря 1825 — приносит присягу Николаю I.

20 декабря 1825 — Аракчеев отставлен от дел Государственного совета, Ко­митета министров, Собственной его императорского величества канцелярии; за ним сохранена должность главноначальствующего над военными поселениями.

30 апреля 1826 — уволен в отпуск «для излечения болезни», а фактически в отставку (формально оставался на службе вплоть до кончины); главноначальствующим над военными поселениями назначен П.А. Клейнмихель.

Май — ноябрь 1826 — пребывание за границей.

21 апреля 1834 — умер в Грузине.

Использованы материалы кн.: Аракчеев: свидетельства современников. М.: Новое литературное обозрение, 2000.


Пушкин об Аракчееве:

Пушкин написал на него одну из самых разящих своих эпиграмм:

Всей России притеснитель,
Губернаторов мучитель
И Совета он учитель,
А царю он — друг и брат.
Полон злобы, полон мести,
Без ума, без чувств, без чести...

Использованы материалы кн.: Пушкин А.С. Сочинения в 5 т. М., ИД Синергия, 1999.


Литература:

Аракчеев: свидетельства современников. М., 2000;

Башилов Б. Борьба «русской партии» против масонства в царствование Александра I. В кн.: Б. Башилов. История русского масонства. Александр I и его время. М., 1994. Вып. 9—11;

Богданович П. Н. Аракчеев, граф и барон Российской империи. Буэнос-Айрес, 1956;

Борисевич А. Т. Аракчеев А.А. // Военная энциклопедия. 1911. Т. 2;

Гейнце Н.Э. Аракчеев: Ист. роман XIX столетия. - М.: Современник, 1994. - 638 с. - (Сер. "Золотая летопись России").

Какунин А.С. А.А. Аракчеев - верный служитель монархов: [ О рус. ген. от инфантерии] // Воен.-ист. журн. - 1995. - № 1. - С. 81-88. ,

Кандаурова Т. Гений зла и блага. Слово в защиту Аракчеева // Родина. 2000. № 3;

Кизеветтер А.А. Император Александр I и Аракчеев в их взаимоотношениях. - СПб., 1911.- (Отт. из "Рус. мысли", 1911, кн. 2, с. 1- 33).

Кизеветтер А. А. Император Александр I и Аракчеев // Исторические силуэты. Ростов-н/Дону, 1997;

Полководцы, военачальники и военные деятели России в "Военной энциклопедии" Сытина. Т. 1 /, Авт.-сост. В.М. Лурье, В.В. Ященко. - СПб.: "Экополис и культура", 1995. -С. 105-122.

Ратч А.Ф. Сведения о графе Алексее Андреевиче Аракчееве. По 1798 г. - СПб.: тип. Штаба Отд. корпуса внутр. стражи, 1864. - 197 с.

Столетие военного министерства 1802 - 1902. Т. III, отд. VI: Воен. министры и главноуправляющие воен. частью в России с 1701 по 1910 г. / Сост. Н.М. Затворницкий. - М.: тип. Т-ва М.О. Вольфа, 1911. -С. 107-133.

Струков Д. П. Аракчеев, граф Алексей Андреевич. СПб., 1894;

Томсинов В.А. Временщик: (А.А. Аракчеев). - М.: ТОО "ТЕИС", 1996.-272с.- (Гос. деятели России).

Федоров В.А. А.А. Аракчеев (1769 - 1834): [Рус. гос. деятель, граф, ген.] // Вестник МГУ. - 1993. -№3.-С. 54-74.

Федоров В. А. М. М. Сперанский и А. А. Аракчеев. М.,1997;

Ячменихин К.М. Алексей Андреевич Аракчеев // Вопросы истории. 1991. N 12.

Ячменихин К. М. Алексей Андреевич Аракчеев // Российские консерваторы. Под ред. А. Н. Боханова. М., 1997.

Далее читайте:

Россия в XIX веке (хронологическая таблица).

Шумский Михаил Андреевич (1803—1851), воспитанник Αракчеева.

В воспоминаниях современников

Н.А. Саблуков. Записки (фрагмент об А.А.Аракчееве).

Ш. Массон. Секретные записки о России времени царствования Екатерины II и Павла I.  (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Ф.П. Лубяновский. Воспоминания.  (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Рассказы генерала Кутлубицкого о временах императора Павла Петровича.  (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

П.П. фон Гёце. Князь А.Н. Голицын и его время. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

А.И. Михайловский-Данилевский. Из воспоминаний. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Ф.Ф. Вигель. Записки.  (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Граф Аракчеев по рассказам В.А. Сухово-Кобылина. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

И.П. Тарнава-Боричевский. Аракчеев и Шумский. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

И.С. Жиркевич. Записки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

С.Н. Глинка. Записки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

В.Р. Марченко. Автобиографическая записка. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

С. Т. Аксаков. Встреча с мартинистами. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Н.И. Шениг. Воспоминания. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Н.Н. Муравьев. Припоминания мои с 1778 года. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Н.А. Качалов. Записки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

А.И. Мартос. Записки инженерного офицера. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Е.Ф. фон Брадке. Автобиографические записки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

М.А. Крымов. Отрывки из воспоминаний офицера Новгородского поселения. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

А.Ф. Львов. Записки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

П.П. Свиньин. Поездка в Грузино. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Ф.А. Пенкин. Воспоминания о военно-учительском институте. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

И.И. Европеус. Воспоминания о службе в военном поселении и об отношениях к графу Аракчееву.

Н.А. Титов. Бал у графа Аракчеева в 1820 году.

К.А. Измайлов. Граф Алексей Андреевич Аракчеев. (Рассказ к его характеристике).

А. К. Гриббе. Граф Алексей Андреевич Аракчеев. (Из воспоминаний о Новгородских военных поселениях 1822-1826).

Г.С. Батеньков. [Об Аракчееве]. [Из следственных показаний] [31 марта 1826 г.]

И.Р. Тимченко-Рубан. Из воспоминаний о прожитом. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Н.В. Басаргин. Записки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

С.И. Маевский. Мой век, или история генерала Маевского. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

И.А. Бессонов. [Рассказы об Аракчееве].

Д.К. Тарасов. Император Александр I. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Ф.В. Булгарин. Поездка в Грузино в 1824 году. (Из воспоминаний) (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Н.И. Греч. Воспоминания старика. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

И.И. Свиязев. Воспоминания. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

И.В. Шервуд. [Исповедь]. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

К.С. Сербинович. Николай Михайлович Карамзин. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

К.И. Фишер. Записки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

А.И. Герцен. Былое и думы. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

М.С. Муханова. Из записок. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

А.П. Языков. Из воспоминаний о селе Грузине, имении графа Аракчеева в 1826 году

И.Р. Мартос. Из рассказов графа Аракчеева

П.И. Савваитов. Заметки. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Л.В. Ширяев. Из записной книжки старожила. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

П.А. Вяземский. Старая записная книжка. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

Д.В. Давыдов. Анекдоты о разных лицах, преимущественно об Алексее Петровиче Еромолове. (Фрагмент об А.А.Аракчееве).

H.Г. Сигунов. Черты из жизни графа Аракчеева

Рассказы крестьян и солдат об Аракчееве.

Е.М. Романович. Предсмертные дни и кончина графа Аракчеева.

А.П. Бровцын. Опровержение рассказа о кончине графа Аракчеева

Автобиографические заметки графа Аракчеева.

Литературные и фольклорные произведения об Аракчееве

[Народные песни об Аракчееве]

М.Л. Магницкий. Сон в Грузине с 26 на 27 июля 1825 года.

П.А. Вяземский. По поводу записок графа Зенфа

Источник: http://www.hrono.ru/biograf/bio_a/arakcheevaa.php


Комментарии: 0 Просмотры: 928 Группа: История